Т 34 гроб на гусеницах


Т-34. Машина по советским правилам


Каждый хочет, чтобы правда была на его стороне, но не все хотят быть на стороне правды.
- Ричард Уотли

Вопреки устоявшейся поговорке, истина никогда не лежит посередине. Под давлением неопровержимых свидетельств она смещается в пользу той или иной точки зрения, зачастую растворяясь где-то в четвертом измерении, вне пределов нашего понимания. Путь к истине тернист и витиеват, а достигнутый результат бывает далек от сложившихся представлений о «добрых» и «злых» началах этого мира.

Всякий, кто берется разгадать феномен советской «тридцатьчетверки», намертво увязает в таблицах бронепробиваемости для снарядов Ф-34 и KwK 42, бесконечных цифрах удельного давления на грунт, углов наклона брони и максимальной высоты преодолеваемых препятствий.

После всестороннего ознакомления с характеристиками и свидетельствами боевого применения русского танка, как правило, следует вполне закономерный вывод: Т-34 – неотесанный стальной гроб, не обладающий ни одним из приписываемых ему великолепных свойств.

Будни Восточного фронта


Возникает нелепое ощущение, что Красная Армия победила немцев не благодаря, а вопреки танку Т-34.
Действительно, в начальный период войны, когда за «тридцатьчетверкой» еще сохранялось техническое преимущество, Красная Армия сдавала города один за другим. Уже 25 июня 1941 года фашисты ворвались в Минск – 250 километров от границы за три дня! Таких темпов продвижения Вермахт не знал даже во Франции.

В 1944 году, когда любой из немецких «Тигров» мог одним выстрелом прошить насквозь пару стоящих на линии огня Т-34, гусеницы «тридцатьчетверок» весело звенели по мостовым европейских столиц, закатывая в асфальт красно-коричневую мерзость.

Парадокс?

Не пытайтесь найти ответ в скупых таблицах справочников. В соответствии с известным представлением о «лучшем танке», как триединстве брони, подвижности и огня (а также средств наблюдения и связи, надежности механизмов и эргономике боевого отделения) на первое место уверенно вылезет «Шерман Файрфлай».

Вы ожидали иного? Британская 17-фунтовая пушка пробивала лоб «Тигра» с дистанции километр, а сама платформа – американский танк М4 «Шерман» - по основным ТТХ соответствовал Т-34, превосходя последний по надежности, подвижности и условиям работы экипажа.

Фрицы у подбитой "тридцатьчетверки"


Если не делать разбивку по классам «легкий/средний/тяжелый», на пьедестал «Лучшего танка Второй мировой» судорожно урча своим 700-сильным «Майбахом» въедет немецкий «Тигр». В дуэльной ситуации (Т-34, ИС-2, «Шерман» против «Тигра») немецкий зверь с вероятностью, близкой к 100%, забивал любого противника. И проходил там, где любой другой танк превращался в решето – бешеный огонь батарей «сорокопяток» был для «Тигра» как слону дробина. «Иван камнями кидается» - улыбались немецкие танкисты.

Может быть, стоит поискать ответ в честных англоязычных источниках?

Т-34 был лучшим танком не потому, что он был самым мощным или тяжелым, немецкие танки в этом смысле их опережали. Но он был очень эффективным для той войны и позволял решать тактические задачи. Маневренные советские Т-34 «охотились стаями», как волки, что не давало шансов неповоротливым немецким «Тиграм». Американские и британские танки были не столь успешны в противостоянии немецкой технике.


— Норман Дейвис, профессор Оксфордского университета

Профессору Норману Дейвесу не мешало бы напомнить, что «охота стаями на «Тигры» не была приоритетной задачей Т-34. Согласно сухой статистике 3/4 потерь бронетехники на Восточном фронте приходятся на огонь противотанковой артиллерии и подрывы на минных полях. Танки созданы для решения других задач, нежели истребление себе подобных машин.

В конце концов, с таким же успехом можно утверждать о «стайной охоте» немецких StuG III или PzKpfw IV на советские «тридцатьчетверки» - бронетехники у немцев было никак не меньше, чем у Красной Армии. Современные шутки в стиле «завалили техникой и закидали трупами» - всего-навсего предсмертный бред либерально-демократической тусовки


Каждый оставшийся за линией фронта подбитый танк превращался в потенциальное немецкое оружие

Оставим фантазии о «стайной охоте на «Тигры» на совести профессора Оксфордского университета и его сотоварищей с канала «Дискавери». Эти «эксперты» что-то бубнят о рациональных углах наклона бронелистов и меньшей пожароопасности дизельного мотора Т-34. Сказки, рассчитанные на широкую публику не имеют отношения к реальности.

Наклон броневых листов имеет смысл, пока калибр снаряда не превышает толщину брони.
Известно, что 88 мм снаряд немецкой зенитной пушки «восемь-восемь» пробивал как фольгу и 45 мм наклонную лобовую деталь Т-34, и 50 мм наклонную броню «Шермана» и вертикальный лоб британского танка «Кромвель» толщиной 64 мм.

Миф о чрезвычайной горючести бензина и плохой воспламеняемости дизельного топлива основан на бытовых заблуждениях. Но в реальном бою никто не тушит факел в топливном баке (известный фокус с ведром солярки и горящей ветошью). В реальном бою по топливному баку бьют раскаленной болванкой, летящей на двух-трех скоростях звука.

В таких условиях важность приобретают толщина брони и расположение топливных баков. Увы, бронетехника Второй мировой не отличались высоким уровнем пожарной безопасности – зачастую топливо хранилось непосредственно в боевом отделении танка.

А на войне как на войне

С «экспертами» канала «Дискавери» все понятно – их задача сделать яркое шоу, не особо вдаваясь в подробности танковых сражений. «Дискавери» не смогло указать истинную причину популярности танка Т-34, тем не менее, упрямо ставит русскую машину на первое место во всех своих танковых рейтингах. Спасибо и на этом.

Настоящие американские военные, те, кто непосредственно испытывал Т-34 на Абердинском полигоне осенью 1942 года, сделали ряд неоднозначных свидетельств, порочащих честь «самого лучшего танка» Второй мировой.

Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен…

В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования…

Тесное боевое отделение. Электромотор поворота башни слаб, перегружен и страшно искрит.

Танк признан тихоходным. Т-34 преодолевает препятствия медленнее, чем любой из американских аналогов.
Причина – неоптимальная трансмиссия.

Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Безобразная конструкция кулисы передач – пришлось разобрать узел, заменив кулису на деталь собственной разработки.

Столь же педантично отмечались положительные моменты:

Мощная и надежная пушка Ф-34, широкие гусеницы, хорошая проходимость и даже такой редкий, почти неизвестный широкой публике, факт, как большая высота преодолеваемой стенки. В отличие от «Шермана» и немецких танков с передним расположением трансмиссии, у «тридцатьчетверки» трансмиссия и, соответственно, ведущая звездочка гусеницы, располагались в кормовой части танка. Это позволяло Т-34 взбираться передней частью гусеницы на более высокий уступ (диаметр направляющей звездочки, как правило, меньше, чем у ведущей).

Был и обратный момент, связанный с задним расположением МТО – длина тяг управления достигала 5 метров. Изматывающие нагрузки, действующие на механика водителя, низкая надежность – неслучайно наши деды шли в бой на одной, заранее выбранной, передаче и старались, по возможности, не трогать капризную трансмиссию Т-34.

Каким же предстает Т-34 в результате данного короткого исследования? Посредственный «среднячок» с набором положительных и отрицательных качеств. Не самая удачная конструкция, несовместимая с громким званием «Лучший танк Второй мировой».

Странно, очень странно. Безобразная конструкция кулисы передач… Алый флаг над Рейхстагом… Кто же ты, загадочный русский воин? Как удалось тебе пройти тяжкий путь от Москвы до Берлина, отстоять Сталинград и схлестнутся с «Тиграми» в жестокой схватке под Прохоровкой?

Каким образом была одержана Победа, если «сварка бронеплит корпуса грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая»?

Может быть, ответом станут воспоминания немецких танкистов – тех, кто на своей шкуре испытал триединство огня, подвижности и защищенности «тридцатьчетверок»?

«… советский танк «Т-34» является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных верными сынами рейха и неоднократно доказавшими своё преимущество…»


- Гейнц Гудериан, октябрь 1941 года

«Быстроходный Гейнц» дал слишком поспешную оценку Т-34, уже через пару дней ему пришлось взять свои слова обратно:

«Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков. Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях. Например, наш танк Т-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 только с тыльной стороны, поражая его мотор через жалюзи…
Возвратившись в Орел, я встретил там полковника Эбербаха, который также доложил мне о ходе последних боев; затем я снова встретился с генералом фон Гейером и командиром 4-й танковой дивизии бароном фон Лангерманом. Впервые со времени начала этой напряженной кампании у Эбербаха был усталый вид…»


- Гейнц Гудериан, октябрь того же 1941 года

Забавно. С чего это Гудериан так радикально изменил свое мнение? И отчего у бравого полковника Эбербаха был «усталый вид»?

7 октября 1941 года под Мценском была разгромлена танковая бригада 4-ой танковой дивизии Вермахта. Обнаглев от легких побед (или надышавшись русского воздуха) полковник Эбербах понадеялся на «авось» и пренебрег тщательной разведкой и прочими мерами безопасности. За что немедленно поплатился – атака Т-34 из бригады Катукова застала немцев врасплох. «Тридцатьчетверки» перебили скученную на дороге немецкую бронетехнику и бесследно растаяли в вечерних сумерках.

Пытаясь оправдать свое позорное поражение, Эбербах затянул унылую мелодию о техническом превосходстве русских (хотя ранее немцы щелкали, как семечки, советские мехкорпуса с сотнями первоклассных «тридцатьчетверок» и КВ). Уязвленный Гудериан принял точку зрения своих подчиненных, свалив всю вину за неудачную операцию под Мценском на «супер-танки Т-34».

Гейнц Гудериан был совершенно прав! Средний танк Т-34 – один из ключевых факторов на Восточном фронте, сокрушивший немецкую военную мощь. Но битый немецкий генерал так и не смог (или не решился) назвать истинные причины, по которым неказистые Т-34 смогли стереть в порошок танковые клинья Панцерваффе.

Парадоксы квантовой механики

Ни один из немецких фельдмаршалов и лжеисториков с канала «Дискавери» не упомянул одно из важных обстоятельств, напрямую связанных с успехом Т-34:
Когда европейское небо осветил багровый закат войны, и неукротимые стальные лавины «тридцатьчетверок» хлынули на Запад, выяснилось, что тяжело поврежденный танк проще бросить на берегу Дуная и заказать новую машину с завода, чем транспортировать поврежденный Т-34 за тысячи километров в Нижний Тагил. Русская лень здесь ни при чем. Всему виной экономика – стоимость нового Т-34 окажется ниже, чем расходы на его транспортировку.

В это же время фрицы, утопая по колено в грязи, эвакуировали под обстрелом обгоревшие остовы «Тигров» и «Пантер». Согласно отчетам немецких ремонтных бригад многие «Тигры» на Восточном фронте проходили восстановительный ремонт по 10 и более раз! Говоря простым языком: десять раз «Тигр» становился жертвой советских саперов и бронебойщиков и, всякий раз, немцы восстанавливали побитую груду металла – бросать на поле боя супер-танк стоимостью 700 000 рейхсмарок считалось преступлением, даже если от супер-танка остался корпус без башни и три катка.

"Тигр" зализывает раны


Исследователи, затевающие разговор о танке Т-34 обычно упускают из виду эту важную особенность: «тридцатьчетверку» нельзя рассматривать отдельно от Красной Армии, условий Восточного фронта и состояния советской промышленности в целом.

«Тридцатьчетверка» создавалась, как лучший в мире танк. И он был несомненно лучшим в начальный период войны! Заложенные в танк конструкторские решения потрясли свой смелостью испытателей с Абердинского полигона – Т-34 обладал всем, чем должен был обладать супер-танк в представлении американцев. Высокие боевые возможности Т-34 не смогло испортить даже низкое качество исполнения – за небрежно обработанными поверхностями боевого отделения и искрящим электродвигателем поворота башни проглядывали очертания потрясающей боевой машины.

Крепкая броня, усиленная рациональным наклоном броневых листов. Длинноствольная пушка калибра 76 мм. Сверхмощный алюминиевый дизель. Широченные гусеницы. В 1942 году это казалось шедевром. Ни одна армия в мире не располагала столь мощным и совершенным танком. Увы, истинная слава Т-34 была связана с другими, более трагическими обстоятельствами.

Каждая из воюющих держав создавала технику исходя из собственных условий.

Сидящие за океаном янки наладили производство отличных танков М4 «Шерман». С началом войны, гиганты американского автопрома в мгновение ока превратились в сброчные линии по производству танков. Развитая промышленность, помноженная на квалифицированные кадры и изобилие ресурсов дала закономерный результат – 49 234 выпущенных танков «Шерман».

Третий Рейх строил великое множество конструкций, представлявших импровизации на базе танковых шасси. У немцев был свой специфический взгляд на развитие бронетанковой техники, и, несмотря на все насмешки по поводу «гигантомании» и «избыточной сложности» немецкого «зверинца», квалифицированная рабочая сила и промышленная база всей Европы позволяли фрицам создавать действительно крутые машины численностью ничуть не меньше, чем количество советских Т-34 или СУ-76.

Советский военно-промышленный комплекс изначально оказался в невыгодном положении – уже в первые месяцы войны были потеряны стратегически важные промышленные районы и ресурсные базы, огромные заводы оказались разобраны и перевезены за тысячи километров на новое место. Сказывалось отсутствие квалифицированных кадров и общее отставание ВПК от промышленности Германии.

Танк Т-34 оказался наиболее приспособлен к условиям советской промышленности военных лет. Т-34 был исключительно прост, быстр и дешев в производстве. Появись на сборочном конвейере Танкограда какой-нибудь «Шерман» или «Пантера» - и Красная Армия могла испытать серьезный дефицит бронетанковой техники.
К счастью, основным советским танком был Т-34 – несмотря на все трудности и недостаток рабочих рук, заводы гнали на фронт бесконечные потоки однотипных боевых машин.

Время текло неумолимо. К концу 1943 года танк устарел и нуждался в замене (неслучайно началась разработка Т-44), однако, ситуация не позволяла быстро заменить в производстве «тридцатьчетверку» на новую машину. До последнего дня войны конвейеры продолжали «гнать» старый добрый Т-34 с поправкой на Т-34-85. Он уже не был тем лихим парнем, превосходившим по ТТХ любой танк противника, но все еще сохранял солидный боевой потенциал при решении основных задач бронетанковых частей. Крепкий «среднячок». То, что нужно для советско-германского фронта.

В лаптях и с кувалдами


СССР не мог производить другой танк, а Красная Армия не могла воевать другим оружием. В пользу Т-34 говорили сами условия Восточного фронта – жуткая кровавая баня, где потери исчислялись цифрами со многими нулями. Сплошное побоище, в котором жизнь танка была зачастую ограничена парой атак.

И пусть Т-34 был слаб против отдельно взятой «Пантеры», но потери в технике быстро возместят поставки с уральских Танкоградов. Что касается жизней танкистов… Потери на Восточном фронте были одинаково высоки, вне зависимости от типа машин. Люди трагически сгорали и в «Пантерах», и в PzKpfw IV, и в ленд-лизовских «Шерманах» и в наших «тридцатьчетверках».

Немецкий средниц танк PzKpfw V "Пантера"
Избыточно дорогая и сложная машина, высосавшая из Рейха последние силы


Наконец, «Пантера» и Т-34 редко встречались друг с другом в бою. Танки не воюют с танками, танки давят гусеницами вражескую пехоту и огневые точки, прорывают укрепрайоны, поддерживают огнем атакующих, расстреливают скопления вражеских подвод и грузовиков. При решении подобных задач преимущество «Пантеры» перед Т-34-85 далеко не так очевидны. И это при несоизмеримой стоимости, трудоемкости производства и обслуживания!

Все это напоминает необъяснимые законы квантовой механики, где попытка рассмотреть отдельно взятый элемент системы даст заведомо абсурдный результат. Действительно, если принять во внимание только калибры пушки и миллиметры брони, на пьедестал поднимутся «Шерман Файрфлай», немецкая «четверка» и «Пантера».
Хотя первый не имеет и доли боевой славы Т-34, а две последние «вундервафли» продули войну.

Главное качество Т-34 в том, что это был наш танк. Созданный по нашим стандартам, максимально приближенным к условиям Великой Отечественной войны.

Простота и массовость победили сумрачного немецкого гения.

Фотографии предоставлены пользователем Kars

topwar.ru

Вся правда о Т-34. Позор на гусеницах, или же худший танк ВМВ - Автоблоги


На этом фото отчетливо видно точное попадание в носовую балку.
Снаряд вошел как в масло, не смотря на толщину брони в этом участке в 150мм.

Советский танк Т-34 хорошо известен всем, кто интересуется историей Второй мировой войны. Книги, статьи, документальные фильмы и пр. представляют его как всепобеждающий "танк Победы". Он превосходил все немецкие танки, имел наклонную броню, беспрецедентную мобильность и был одной из главных причин, почему СССР выиграл на Восточном фронте.

Насколько реалистичны эти заявления?

Был ли Т-34 танком, действительно выигравшим войну? Каков он по сравнению с немецкими и американскими танками? Если мы попытаемся ответить на эти вопросы, то привычные мнения начинают меняться. Вместо механического чуда мы получаем плохо спроектированный и произведенный танк, который понес ужасающие потери по отношению к "более слабым" немецким танкам.

Революционный дизайн Т-34

Т-34 многими представляется первым танком, который имел наклонную броню. Это означает, что защита танка была значительно улучшена, по сравнению с обычной броней, под прямым углом. Однако французские танки того времени, такие как S-35 и Рено R-35 также имели наклонную броню.

Наклонная броня имеет и недостатки. Например, она серьезно уменьшает внутреннее пространство. Ограниченное пространство не только влияет на работу экипажа, но и превращает Т-34 буквально в стальной гроб. Американское исследование войны в Корее (анализировались Т-34/85, которые были просторнее, чем Т-34/76) пришло к выводу, что из-за ограниченного внутреннего пространства пробитие брони танка, как правило, вело к разрушению танка и потеря экипажа с 75 % шансом. Для "Шермана" этот показатель составил всего 18% [1].

Немецкие танки Pz.III и Pz.IV в целом имели обычную конструкцию корпуса, лишь отчасти используя наклон в средней части лобовой брони. Новый танк "Пантера" был первым немецким танком с полностью наклонной броней в передней части и по бортам, однако внутреннее пространство не было таким же ограниченным, как в Т-34.

Башня Т-34 также страдала от недостатка места. Американские эксперты, исследовавшие Т-34 на полигоне в Абердине в 1942 году отметили:

"Главная его слабость заключается в том, что он очень тесный. Американцы не могли понять, как наши танкисты могли поместиться внутри в зимнее время, нося полушубки."

Топливные баки в боевом отделении

Из-за ограниченного внутреннего пространства топливные баки находились в моторном отсеке и по бортам. Наличие топливных баков внутри танка делало любое его пробитие фатальным.

По утверждению автора Стивена Залога в "T-34-85 vs M26 Pershing: Korea 1950", стр. 23:

"Наклонная броня рисует только часть картины о защите танка. Значительную роль в уязвимости танка играет внутреннее расположение топливных баков. Т-34-85 - это наглядный пример компромисса между преимуществами и недостатками наклонной брони. Хотя такая броня уменьшала вероятность пробития танка, это также привело к снижению внутреннего объема корпуса. В случае пробития Т-34, у снаряда была высокая вероятность нанести катастрофический ущерб танку за счет попадания в топливные баки и боеприпасы, хранящиеся в таком маленьком пространстве."

Помимо ограниченности внутреннего пространства, Т-34 имел также еще серьезный конструктивный недостаток в виде двухместной башни, в результате чего командир был вынужден также выполнять функции наводчика. Это резко ограничивало боевую эффективность танка, так как командир не мог сосредоточиться на командовании танком, вместо этого ему приходилось вести огонь. Трехместная башня была введена на Т-34/85 в марте 1944 года.

Отколы брони

Броня Т-34 имела высокий рейтинг Бринелля. Это означает, что она была эффективна в нейтрализации противотанковых снарядов, но имела свойство отслаиваться. В сочетании с производственными дефектами в конструкции танка это означало, что экипаж Т-34 был в опасности даже при попадании в танк снарядов, не пробивших броню.

Исследование "Review of Soviet ordnance metallurgy" на стр. 3-5 сообщает:

"Броня танка Т-34, за некоторым исключением, прошла термическую обработку, получив очень высокую твердость (430-500 по Бринеллю), вероятно, это являлось попыткой обеспечить максимальную защиту от бронебойных снарядов, даже за счет нарушения структурной целостности брони. Некоторые части брони имеют удивительно высокую прочность учитывая очень высокую твердость, но многие участки брони являются очень хрупкими. Очень высокая твердость встречаются в большинстве советских танков и ее создание это следствие утверждения, что высокая твердость брони имеет высокую устойчивость к пробитию."

Для снарядов, чей калибр равен или меньше толщины брони, увеличение твердости ведет к увеличению необходимой для пробития скорости или к уменьшению дистанции. Если калибр снаряда превышает толщину брони, то чем больше ее твердость, тем меньше требуется скорость снаряда или больше расстояния.

Технические недостатки

Подвеска Кристи

Подвеска Кристи, используемая на Т-34 имела преимущество в том, что танк мог развивать высокие скорости на дорогах. Среди недостатков стоит отметить то, что она занимала много внутреннего пространства, и имела плохую проходимость на пересеченной местности.

Немецкие испытания в Куммерсдорфе (1 км холмистой трассы) показали, что Т-34 имел плохие результаты по сравнению с Pz. IV, "Тигром", "Шерманом" и "Пантерой" [2].

По данным исследования "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", главной проблемой было отсутствие амортизаторов.[3]

Подвеска Кристи являлась технологическим тупиком и в отчете Абердинского полигона говорится: "Подвеска Кристи проходила испытания много лет назад и была безоговорочно отвергнута".

Коробка передач

Еще одой крупной проблемой была громоздкая коробка передач. Она имела низкую надежность и требовала чрезмерных усилий для переключения передач, что приводило к усталости водителя. Исследование "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank" сообщает [4]:

"Трудности в переключении передач (которая не имела синхронизаторов) и многодисковое сухое сцепление, несомненно, делали вождение этого танка очень сложным и утомительным делом."

Изначально мощный V-2 двигатель (500 л.с.) не мог быть использован в полной мере из-за 4-ступенчатой коробки передач [5]. Переключение передач требовало от водителя чрезмерных усилий. На Т-34 можно было использовать 4-ую передачу только на асфальтированной дороге, таким образом, максимальная скорость на пересеченной теоретически составлявшая 25 км/ч, на практике достигала только 15км/ч, потому что для переключения со 2-ой на 3-ю передачу требовалась нечеловеческая сила.

На более поздних модификациях имелась 5-ступенчатая коробка передач, что позволило поднять скорость по пересеченной местности до 30 км/ч. Однако, даже танки, построенные в конце войны не гарантировали, что у них окажется новая 5-ступенчатая коробка передач. Танки, переданные польской народной армии в конце 1944 - начале 1945 года и танки, которые использовались армией Северной Кореи в 1950 году имели старую 4-ступенчатую коробку передач [6].

Мощная пушка?

Т-34 был вооружен орудием с большим калибром. Первоначально он вооружался пушкой 76-миллимитровой Л-11. Она была скоро заменена на Ф-34 76 мм в 42 калибра, а Т34/85 был вооружен 85-мм ЗИС С-53 в 54,6 калибров.

Цифры выглядят впечатляюще. Ведь основной немецкий танк 1941-1943 годов Pz.III имел 50-мм пушку, а Pz.IV только в 1943-1945 г. получил удовлетворительное 75мм орудие. Однако советские танковые пушки страдали от низкой скорости, которая вела к ухудшению пробития и точности на дальних дистанциях.

Например, начальная скорость (в м/с) для советских орудий [7] составляла: Л-11 - 612 м/c, Ф-34 - 655 м/c (а при использовании немецких снарядов Pzgr39 - 625 м/с), ЗИС С-53 - 792 м/с. Начальная скорость для немецких снарядов[8]: Квк 38 Л/42 - 685, KwK 39 L/60 - 835 м/с, KwK 40 L/43 - 740 м/с, КwK 40 L/48 - 790 м/с, KwK 42 – 925 м/с.

Таким образом, 75мм KwK 40, используемая для Pz.IV и StuG с середины 1942 г, имела гораздо лучшую пробиваемость и точность, чем Ф-34, а орудие "Пантеры" KwK 42 также превосходило ЗИС С-53 в тех же областях.

Отсутствие радио

Изначально, только командир части имел в своем танке радио. В ходе войны радио использовалось более широко, но даже в 1944 году многим танкам не хватало раций. Отсутствие связи означало, что советские танковые части действовали с недостаточной координацией.

Проблемы видимости

Немецкие отчеты показывают, что Т-34 имели серьезные трудности с ориентированием на местности. Эта проблема была частично решена в ходе войны. Т-34 версии 1941 года не хватало приборов наблюдения, которые устанавливались повсеместно на немецких танках. Такое оборудование позволяло командиру вести обзор на 360 градусов. Оптика Т-34 также была плохого качества.

Т-34 версии 1943 года оснащалась новой башней увеличенных габаритов и новой командирской башенкой, которая имела смотровые щели по периметру и прибор наблюдения МК-4 в створке вращающейся крышки.

Однако качество советской оптики в сочетании с ограниченной видимостью все еще оставляли желать лучшего. Отчет, составленный немецким подразделением, использовавшим Т-34 версии 1943 года гласил [9]:

"Качество прицелов в русских танках значительно уступает немецким разработкам. Немецкие экипажи должны быть долго привыкать к русским прицелам. Возможность точного попадания через такой прицел очень ограничено.

В русских танках трудно командовать танком, а тем более их группой, и в то же время выполнять роль наводчика, поэтому эффективно управлять огнем группы танков едва ли возможно, в результате чего огневая мощь группы снижается. Командирская башенка на Т 43 упрощает командование танком и ведение огня; однако, обзор ограничен пятью очень маленькими и узкими щелями.

Безопасное вождение Т-43 и СУ-85 не может происходить с закрытыми люками. Мы основываем это заявление на нашем опыте - в первый день боя на Ясском плацдарме, четыре трофейных танка дивизии застряли в траншее и так и не смогли освободиться самостоятельно, что привело к разрушению вооружения размещенного в траншеях, во время попытки их извлечения. То же самое случилось и на второй день."

Проблемы надежности

Т-34 должен был стать простым и надежным танком, который редко ломался. Очень многие любят сравнивать его с более сложными немецкими танками, которые, якобы, часто ломались. Концепция Т-34 как надежного танка - это еще один миф Второй мировой войны.

Большинство танков в 1941 году были потеряны из-за их технической неисправности. Те же проблемы надежности продолжалась и в период 1942 - 1944 годов. Эвакуация и передислокация промышленных объектов в сочетании с потерей квалифицированных кадров приводили только к падению надежности.

В 1941 году тридцатьчетверкам часто приходилось возить с собой запчасти к коробкам передач [10]. В 1942 году ситуация ухудшилась, поскольку многие танки могли преодолеть небольшие расстояния до выхода из строя. Летом 1942 года Сталиным был издан приказ [11]:

"Наши танковые войска часто несут потери больше из-за механических поломок, чем в бою. Например, на Сталинградском фронте за шесть дней, двенадцать наших танковых бригад потеряли 326 из 400 танков. Из них около 260 потеряно из-за механических поломок. Многие танки были брошены на поле боя. Подобные случаи можно наблюдать и на других фронтах. Такой высокий уровень механических поломок неправдоподобен и, Верховный штаб видит в нем скрытый саботаж и вредительство со стороны определенных элементов в танковых экипажах, которые пытаются использовать небольшие механические проблемы, чтобы избежать битвы. Отныне, каждый танк оставленный на поле боя из-за якобы механических поломок, и при подозрении экипажа в саботаже, его члены должны быть "разжалованы в пехоту..."

Постоянные жалобы с фронта заставили власти исследовать проблемы с производством Т-34. В сентябре 1942 года прошло собрание на Уральском танковом заводе [12]. Собрание возглавил генерал-майор Котин, нарком танковой промышленности СССР и главный конструктор тяжелого танка "Климент Ворошилов". В своей речи он сказал:

"...Рассмотрев проблемы инженерного и технологического характера я хотел бы обсудить еще один вопрос, который имеет прямую связь с недостатками производственными. Они в себя включают: небрежность и неаккуратность в процессе производства танков на заводах, плохое качество контроля. В результате, в ходе боевого применения наши танки выходят из строя иногда не достигая линии фронта, либо экипаж вынужден оставлять танки на вражеской территории из-за какой-то мелочи... мы должны убедиться, что в результате этого собрания все недостатки будут выявлены и исправлены в кратчайшие сроки...

Недавно товарищ Морозов и я посетили товарища Сталина. Товарищ Сталин обратил наше внимание на то, что вражеские танки свободно прошли многие километры наших земель, и хотя наши машины лучше, они имеют серьезный недостаток: после 50 - 80 километров они требуют ремонта. Это происходит из-за недостатков шасси и также, как сказал товарищ Сталин, из-за привода, сравнив Т-34 с немецким Pz.III, который состоит на вооружении немецкой армии, который уступает в броневой защите и в других важных характеристиках, в экипаже, и не имеет такого прекрасного двигателя как у Т-34, причем двигатель Pz.III бензиновый, а не дизельный.

Товарищ Сталин дал указания инженерам, наркому товарищу Зальцману, руководителям заводов и обязал их исправить все дефекты в кратчайшие сроки. Было издано специальное распоряжение Государственного комитета обороны, а также директивы Наркомата танковой промышленности. Несмотря на все эти принятые резолюции правительства, несмотря на неоднократные указания армии и главного управления танковых войск, тем не менее все эти недостатки все еще не устранены... мы должны выявить все недостатки, озвучить предложения по их устранению и ликвидировать их в кратчайшие сроки, а также внести предложения по модифицированию компонентов танка, которые позволят сделать его лучше и быстрее..."

Ситуация по-прежнему оставалась проблематичной даже в 1943-1944 годах. Т-34 имел постоянные проблемы с коробкой передач и воздухоочистителями. Эксперты Абердинского полигона отмечали:

"На Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях. Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов. Недостатки дизеля - преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог создать такой прибор"

Те же проблемы были выявлены и в Т-34/85, построенный в 1945 году. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank" отмечает [13]:

"В результате полностью неудовлетворительной работы очистителей воздуха двигателя можно ожидать, что это обеспечит скорый отказ двигателя в результате избытка пыли и абразивного износа. После несколько сотен миль, вероятно, как результат будет иметь место снижение производительности двигателя."

Немецкое подразделение, которое использовало Т-34/76 1943 года выпуска отмечало [14]:

"Независимо от того, что наш опыт ограничен, мы можем с уверенностью заявить, что русские танки не подходят для долгого марша по дорогам и езды на высокой скорости. Оказалось, что самая высокая скорость, которая может быть достигнута составляет от 10 до 12 км/час. Необходимо также на марше, каждые полчаса как минимум делать остановки на 15 - 20 минут, давая танку остыть. Трудности и поломки фрикциона поворотного механизма происходили со всеми трофейными танками. В сложной местности на марше, и во время атаки, в которой атакующее танковое подразделение должно часто менять направление движения, в течение короткого времени бортовые фрикционы перегреваются и покрываются маслом..."

Советские испытания только что построенных Т-34 [15] показали, что в апреле 1943 года лишь 10,1% танков могли пройти 330 км, в июне 1943 этот показатель снизился до 7,7%. Процент оставался ниже 50% до октября 1943 года, когда он смог достигнуть 78%, после чего в следующем месяце он снизился до 57%, а в период с декабря 1943 года по февраль 1944-го в среднем составил 82%.

Предварительный осмотр танков, изготовленных на Уральском танковом заводе № 183 (крупным производителем Т-34) показал, что в 1942 только 7% танков не имели дефектов, в 1943 году 14%, а в 1944 году 29.4%. В 1943 году главной проблемой было поврежденные зубья.[16]

Двигатель также имел серьезные проблемы с надежностью [17]. В зависимости от производителя в 1941 году средняя продолжительность работы двигателя составляла в среднем 100 часов.[18] Эта цифра сократилась в 1942 году, поэтому некоторые Т-34 не могли проходить более 30-35 км.

Т-34, которые проходили испытания на Абердинском полигоне были построены на лучшем советском заводе, использовались материалы максимально хорошего качества, но его двигатель перестал работать после 72.5 часов. Это произошло не из-за американского вмешательства - с танками из Москвы откомандировали советского механика (инженера Матвеева), который отвечал за эксплуатацию. Качество этих танков было намного лучше, чем у обычных танков, поскольку он покрыл расстояние в 343 км. Согласно начальнику автобронетанкового управления Красной Армии Федоренко, средний пробег Т-34 до капитального ремонта во время войны не превышал 200 километров. Это расстояние было сочтено достаточным, поскольку время жизни Т-34 на фронте был значительно меньше. Например, в 1942 году он составляло только 66 км. В этом смысле Т-34 действительно был "надежным", потому что он уничтожался прежде, чем имел возможность сломаться.

Т-34 выходили из строя в середине и даже ближе к концу войны [19]. Пятая гвардейская танковая армия в 1943 году потеряла 31.5% своих танков во время марша к Прохоровке. В августе 1943 года 1-й танковая армия потеряла 50% своих танков из-за механических неисправностей. В конце 1944 г. танковые подразделения стремились заменить двигатели с более чем 30 часами работы перед атакой.

Производство и потери во время войны

Источник: "Soviet Casualties and Combat Losses in the Twentieth Century"

Потери в ходе войны составили почти 45.000 танков Т-34! Общие потери советских бронетанковых войск в 1941-1945 годах составили 96.600 единиц бронетехники. Это не опечатка. Почти сто тысяч.

Для сравнения, Германия потеряла на Востоке в 1941-1944 годах 15.673 танков, а учитывая остальные единицы бронетехники (StuG и т. д.) - 23.802.

"Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 - 1945"[20]

Заключение

Т-34 стал жертвой советской и немецкой пропаганд. Немецкая сторона часто превозносила Т-34 для того, чтобы объяснить свои поражения.

Если Т-34 был настолько хорош, каким его делала пропаганда, то Т-34 должен был привести СССР к большим победам или хотя бы к перелому ситуации на фронте уже в 1941-1942 годах. Вместо этого мы видим в этот период противоположные результаты деятельности советских танковых соединений. В 1943-1945 годах Т-34 уже морально устарел, немцы начали использовать обновленные версии Pz.IVи StuG III, оснащенные мощными КwK 40, и конечно, "Тигры" и "Пантеры".

"Лучший танк Второй мировой войны" понес ужасные потери против немецкой бронетехники, и даже обновленная версия Т-34/85 не могла преодолеть разрыв. По данным советского доклада [21], в период с лета 1943 года по март 1945 года вероятность пробития брони Т-34 немецкими танками или противотанковыми орудиями составляла 88-97%, таким образом, любой снаряд, который сумел поразить практически наверняка пробивал броню.

Источник: http://chris-intel-corner.blogspot.ru/2012/07/wwii-myths-t-34-best-tank-of-war.html

Список литературы:

[1]. "T-34-85 vs M26 Pershing", стр. 75

[2]. "Panther & Its Variants", стр. 71

[3]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 8

[4]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 8

[5]. "Танковый удар. Советские танки в боях. 1942-1943", стр. 392

[6]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 143 и "T-34: Mythical Weapon", стр. 349:

[7]. Zaloga and "Kursk 1943", стр. 212

[8]. Panzertruppen last pages

[9]. "Panzer tracts no.19-2: Beute-panzerkampfwagen", стр. 98

[10]. "T-34/76 Medium Tank 1941-45", стр. 9

[11]. "Moscow to Stalingrad: Decision in the East", стр. 363

[12]. "Неизвестный T-34", стр. 52

[13]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 9

[14]. "Panzer tracts no. 19-2: Beute-panzerkampfwagen", стр. 97

[15]. "Armored Champion: The Top Tanks of World War II" - глава 8

[16]. "Неизвестный T-34" стр. 54

[17]. "Танковый удар. Советский удар. 1942-1943", стр. 371-372

[18]. "T-34: Mythical Weapon", стр. 123

[19]. Tanknet forum and "T-34: Mythical Weapon", стр. 161

[20] "Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 – 1945", стр. 278

[21]. "Armored Champion: The Top Tanks of World War II" - глава 1

П.С. Таким образом Т34 нихера не лучший танк, а просто танк фанатичной религиозной веры российских ватников, вдалбливаемый со школьной скамьи в не окрепшие головы.А головы эти и не могут окрепнуть. Как им окрепнуть если с малолетства - курение, пьянство и АУЕ?))

auto.mirtesen.ru

Вся правда о Т-34. Позор на гусеницах, или же худший танк ВМВ - Это интересно - Шняги.Нет



На этом фото отчетливо видно точное попадание в носовую балку.
Снаряд вошел как в масло, не смотря на толщину брони в этом участке в 150мм.

Советский танк Т-34 хорошо известен всем, кто интересуется историей Второй мировой войны. Книги, статьи, документальные фильмы и пр. представляют его как всепобеждающий "танк Победы". Он превосходил все немецкие танки, имел наклонную броню, беспрецедентную мобильность и был одной из главных причин, почему СССР выиграл на Восточном фронте.

Насколько реалистичны эти заявления? Был ли Т-34 танком, действительно выигравшим войну? Каков он по сравнению с немецкими и американскими танками? Если мы попытаемся ответить на эти вопросы, то привычные мнения начинают меняться. Вместо механического чуда мы получаем плохо спроектированный и произведенный танк, который понес ужасающие потери по отношению к "более слабым" немецким танкам.

Революционный дизайн Т-34

Т-34 многими представляется первым танком, который имел наклонную броню. Это означает, что защита танка была значительно улучшена, по сравнению с обычной броней, под прямым углом. Однако французские танки того времени, такие как S-35 и Рено R-35 также имели наклонную броню.

Наклонная броня имеет и недостатки. Например, она серьезно уменьшает внутреннее пространство. Ограниченное пространство не только влияет на работу экипажа, но и превращает Т-34 буквально в стальной гроб. Американское исследование войны в Корее (анализировались Т-34/85, которые были просторнее, чем Т-34/76) пришло к выводу, что из-за ограниченного внутреннего пространства пробитие брони танка, как правило, вело к разрушению танка и потеря экипажа с 75 % шансом. Для "Шермана" этот показатель составил всего 18% [1].

Немецкие танки Pz.III и Pz.IV в целом имели обычную конструкцию корпуса, лишь отчасти используя наклон в средней части лобовой брони. Новый танк "Пантера" был первым немецким танком с полностью наклонной броней в передней части и по бортам, однако внутреннее пространство не было таким же ограниченным, как в Т-34.

Башня Т-34 также страдала от недостатка места. Американские эксперты, исследовавшие Т-34 на полигоне в Абердине в 1942 году отметили:

"Главная его слабость заключается в том, что он очень тесный. Американцы не могли понять, как наши танкисты могли поместиться внутри в зимнее время, нося полушубки."

Топливные баки в боевом отделении

Из-за ограниченного внутреннего пространства топливные баки находились в моторном отсеке и по бортам. Наличие топливных баков внутри танка делало любое его пробитие фатальным.

По утверждению автора Стивена Залога в "T-34-85 vs M26 Pershing: Korea 1950", стр. 23:

"Наклонная броня рисует только часть картины о защите танка. Значительную роль в уязвимости танка играет внутреннее расположение топливных баков. Т-34-85 - это наглядный пример компромисса между преимуществами и недостатками наклонной брони. Хотя такая броня уменьшала вероятность пробития танка, это также привело к снижению внутреннего объема корпуса. В случае пробития Т-34, у снаряда была высокая вероятность нанести катастрофический ущерб танку за счет попадания в топливные баки и боеприпасы, хранящиеся в таком маленьком пространстве."


Помимо ограниченности внутреннего пространства, Т-34 имел также еще серьезный конструктивный недостаток в виде двухместной башни, в результате чего командир был вынужден также выполнять функции наводчика. Это резко ограничивало боевую эффективность танка, так как командир не мог сосредоточиться на командовании танком, вместо этого ему приходилось вести огонь. Трехместная башня была введена на Т-34/85 в марте 1944 года.

Отколы брони

Броня Т-34 имела высокий рейтинг Бринелля. Это означает, что она была эффективна в нейтрализации противотанковых снарядов, но имела свойство отслаиваться. В сочетании с производственными дефектами в конструкции танка это означало, что экипаж Т-34 был в опасности даже при попадании в танк снарядов, не пробивших броню.

Исследование "Review of Soviet ordnance metallurgy" на стр. 3-5 сообщает:

"Броня танка Т-34, за некоторым исключением, прошла термическую обработку, получив очень высокую твердость (430-500 по Бринеллю), вероятно, это являлось попыткой обеспечить максимальную защиту от бронебойных снарядов, даже за счет нарушения структурной целостности брони. Некоторые части брони имеют удивительно высокую прочность учитывая очень высокую твердость, но многие участки брони являются очень хрупкими. Очень высокая твердость встречаются в большинстве советских танков и ее создание это следствие утверждения, что высокая твердость брони имеет высокую устойчивость к пробитию."

Для снарядов, чей калибр равен или меньше толщины брони, увеличение твердости ведет к увеличению необходимой для пробития скорости или к уменьшению дистанции. Если калибр снаряда превышает толщину брони, то чем больше ее твердость, тем меньше требуется скорость снаряда или больше расстояния.

Технические недостатки

Подвеска Кристи

Подвеска Кристи, используемая на Т-34 имела преимущество в том, что танк мог развивать высокие скорости на дорогах. Среди недостатков стоит отметить то, что она занимала много внутреннего пространства, и имела плохую проходимость на пересеченной местности.

Немецкие испытания в Куммерсдорфе (1 км холмистой трассы) показали, что Т-34 имел плохие результаты по сравнению с Pz. IV, "Тигром", "Шерманом" и "Пантерой" [2].


По данным исследования "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", главной проблемой было отсутствие амортизаторов.[3]

Подвеска Кристи являлась технологическим тупиком и в отчете Абердинского полигона говорится: "Подвеска Кристи проходила испытания много лет назад и была безоговорочно отвергнута".

Коробка передач

Еще одой крупной проблемой была громоздкая коробка передач. Она имела низкую надежность и требовала чрезмерных усилий для переключения передач, что приводило к усталости водителя. Исследование "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank" сообщает [4]:

"Трудности в переключении передач (которая не имела синхронизаторов) и многодисковое сухое сцепление, несомненно, делали вождение этого танка очень сложным и утомительным делом."

Изначально мощный V-2 двигатель (500 л.с.) не мог быть использован в полной мере из-за 4-ступенчатой коробки передач [5]. Переключение передач требовало от водителя чрезмерных усилий. На Т-34 можно было использовать 4-ую передачу только на асфальтированной дороге, таким образом, максимальная скорость на пересеченной теоретически составлявшая 25 км/ч, на практике достигала только 15км/ч, потому что для переключения со 2-ой на 3-ю передачу требовалась нечеловеческая сила.

На более поздних модификациях имелась 5-ступенчатая коробка передач, что позволило поднять скорость по пересеченной местности до 30 км/ч. Однако, даже танки, построенные в конце войны не гарантировали, что у них окажется новая 5-ступенчатая коробка передач. Танки, переданные польской народной армии в конце 1944 - начале 1945 года и танки, которые использовались армией Северной Кореи в 1950 году имели старую 4-ступенчатую коробку передач [6].

Мощная пушка?

Т-34 был вооружен орудием с большим калибром. Первоначально он вооружался пушкой 76-миллимитровой Л-11. Она была скоро заменена на Ф-34 76 мм в 42 калибра, а Т34/85 был вооружен 85-мм ЗИС С-53 в 54,6 калибров.

Цифры выглядят впечатляюще. Ведь основной немецкий танк 1941-1943 годов Pz.III имел 50-мм пушку, а Pz.IV только в 1943-1945 г. получил удовлетворительное 75мм орудие. Однако советские танковые пушки страдали от низкой скорости, которая вела к ухудшению пробития и точности на дальних дистанциях.

Например, начальная скорость (в м/с) для советских орудий [7] составляла: Л-11 - 612 м/c, Ф-34 - 655 м/c (а при использовании немецких снарядов Pzgr39 - 625 м/с), ЗИС С-53 - 792 м/с. Начальная скорость для немецких снарядов[8]: Квк 38 Л/42 - 685, KwK 39 L/60 - 835 м/с, KwK 40 L/43 - 740 м/с, КwK 40 L/48 - 790 м/с, KwK 42 – 925 м/с.

Таким образом, 75мм KwK 40, используемая для Pz.IV и StuG с середины 1942 г, имела гораздо лучшую пробиваемость и точность, чем Ф-34, а орудие "Пантеры" KwK 42 также превосходило ЗИС С-53 в тех же областях.

Отсутствие радио

Изначально, только командир части имел в своем танке радио. В ходе войны радио использовалось более широко, но даже в 1944 году многим танкам не хватало раций. Отсутствие связи означало, что советские танковые части действовали с недостаточной координацией.

Проблемы видимости

Немецкие отчеты показывают, что Т-34 имели серьезные трудности с ориентированием на местности. Эта проблема была частично решена в ходе войны. Т-34 версии 1941 года не хватало приборов наблюдения, которые устанавливались повсеместно на немецких танках. Такое оборудование позволяло командиру вести обзор на 360 градусов. Оптика Т-34 также была плохого качества.


Т-34 версии 1943 года оснащалась новой башней увеличенных габаритов и новой командирской башенкой, которая имела смотровые щели по периметру и прибор наблюдения МК-4 в створке вращающейся крышки.

Однако качество советской оптики в сочетании с ограниченной видимостью все еще оставляли желать лучшего. Отчет, составленный немецким подразделением, использовавшим Т-34 версии 1943 года гласил [9]:

"Качество прицелов в русских танках значительно уступает немецким разработкам. Немецкие экипажи должны быть долго привыкать к русским прицелам. Возможность точного попадания через такой прицел очень ограничено.

В русских танках трудно командовать танком, а тем более их группой, и в то же время выполнять роль наводчика, поэтому эффективно управлять огнем группы танков едва ли возможно, в результате чего огневая мощь группы снижается. Командирская башенка на Т 43 упрощает командование танком и ведение огня; однако, обзор ограничен пятью очень маленькими и узкими щелями.

Безопасное вождение Т-43 и СУ-85 не может происходить с закрытыми люками. Мы основываем это заявление на нашем опыте - в первый день боя на Ясском плацдарме, четыре трофейных танка дивизии застряли в траншее и так и не смогли освободиться самостоятельно, что привело к разрушению вооружения размещенного в траншеях, во время попытки их извлечения. То же самое случилось и на второй день."

Проблемы надежности

Т-34 должен был стать простым и надежным танком, который редко ломался. Очень многие любят сравнивать его с более сложными немецкими танками, которые, якобы, часто ломались. Концепция Т-34 как надежного танка - это еще один миф Второй мировой войны.

Большинство танков в 1941 году были потеряны из-за их технической неисправности. Те же проблемы надежности продолжалась и в период 1942 - 1944 годов. Эвакуация и передислокация промышленных объектов в сочетании с потерей квалифицированных кадров приводили только к падению надежности.

В 1941 году тридцатьчетверкам часто приходилось возить с собой запчасти к коробкам передач [10]. В 1942 году ситуация ухудшилась, поскольку многие танки могли преодолеть небольшие расстояния до выхода из строя. Летом 1942 года Сталиным был издан приказ [11]:

"Наши танковые войска часто несут потери больше из-за механических поломок, чем в бою. Например, на Сталинградском фронте за шесть дней, двенадцать наших танковых бригад потеряли 326 из 400 танков. Из них около 260 потеряно из-за механических поломок. Многие танки были брошены на поле боя. Подобные случаи можно наблюдать и на других фронтах. Такой высокий уровень механических поломок неправдоподобен и, Верховный штаб видит в нем скрытый саботаж и вредительство со стороны определенных элементов в танковых экипажах, которые пытаются использовать небольшие механические проблемы, чтобы избежать битвы. Отныне, каждый танк оставленный на поле боя из-за якобы механических поломок, и при подозрении экипажа в саботаже, его члены должны быть "разжалованы в пехоту..."

Постоянные жалобы с фронта заставили власти исследовать проблемы с производством Т-34. В сентябре 1942 года прошло собрание на Уральском танковом заводе [12]. Собрание возглавил генерал-майор Котин, нарком танковой промышленности СССР и главный конструктор тяжелого танка "Климент Ворошилов". В своей речи он сказал:

"...Рассмотрев проблемы инженерного и технологического характера я хотел бы обсудить еще один вопрос, который имеет прямую связь с недостатками производственными. Они в себя включают: небрежность и неаккуратность в процессе производства танков на заводах, плохое качество контроля. В результате, в ходе боевого применения наши танки выходят из строя иногда не достигая линии фронта, либо экипаж вынужден оставлять танки на вражеской территории из-за какой-то мелочи... мы должны убедиться, что в результате этого собрания все недостатки будут выявлены и исправлены в кратчайшие сроки...

Недавно товарищ Морозов и я посетили товарища Сталина. Товарищ Сталин обратил наше внимание на то, что вражеские танки свободно прошли многие километры наших земель, и хотя наши машины лучше, они имеют серьезный недостаток: после 50 - 80 километров они требуют ремонта. Это происходит из-за недостатков шасси и также, как сказал товарищ Сталин, из-за привода, сравнив Т-34 с немецким Pz.III, который состоит на вооружении немецкой армии, который уступает в броневой защите и в других важных характеристиках, в экипаже, и не имеет такого прекрасного двигателя как у Т-34, причем двигатель Pz.III бензиновый, а не дизельный.

Товарищ Сталин дал указания инженерам, наркому товарищу Зальцману, руководителям заводов и обязал их исправить все дефекты в кратчайшие сроки. Было издано специальное распоряжение Государственного комитета обороны, а также директивы Наркомата танковой промышленности. Несмотря на все эти принятые резолюции правительства, несмотря на неоднократные указания армии и главного управления танковых войск, тем не менее все эти недостатки все еще не устранены... мы должны выявить все недостатки, озвучить предложения по их устранению и ликвидировать их в кратчайшие сроки, а также внести предложения по модифицированию компонентов танка, которые позволят сделать его лучше и быстрее..."

Ситуация по-прежнему оставалась проблематичной даже в 1943-1944 годах. Т-34 имел постоянные проблемы с коробкой передач и воздухоочистителями. Эксперты Абердинского полигона отмечали:

"На Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях. Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов. Недостатки дизеля - преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог создать такой прибор"

Те же проблемы были выявлены и в Т-34/85, построенный в 1945 году. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank" отмечает [13]:

"В результате полностью неудовлетворительной работы очистителей воздуха двигателя можно ожидать, что это обеспечит скорый отказ двигателя в результате избытка пыли и абразивного износа. После несколько сотен миль, вероятно, как результат будет иметь место снижение производительности двигателя."





Немецкое подразделение, которое использовало Т-34/76 1943 года выпуска отмечало [14]:

"Независимо от того, что наш опыт ограничен, мы можем с уверенностью заявить, что русские танки не подходят для долгого марша по дорогам и езды на высокой скорости. Оказалось, что самая высокая скорость, которая может быть достигнута составляет от 10 до 12 км/час. Необходимо также на марше, каждые полчаса как минимум делать остановки на 15 - 20 минут, давая танку остыть. Трудности и поломки фрикциона поворотного механизма происходили со всеми трофейными танками. В сложной местности на марше, и во время атаки, в которой атакующее танковое подразделение должно часто менять направление движения, в течение короткого времени бортовые фрикционы перегреваются и покрываются маслом..."

Советские испытания только что построенных Т-34 [15] показали, что в апреле 1943 года лишь 10,1% танков могли пройти 330 км, в июне 1943 этот показатель снизился до 7,7%. Процент оставался ниже 50% до октября 1943 года, когда он смог достигнуть 78%, после чего в следующем месяце он снизился до 57%, а в период с декабря 1943 года по февраль 1944-го в среднем составил 82%.

Предварительный осмотр танков, изготовленных на Уральском танковом заводе № 183 (крупным производителем Т-34) показал, что в 1942 только 7% танков не имели дефектов, в 1943 году 14%, а в 1944 году 29.4%. В 1943 году главной проблемой было поврежденные зубья.[16]

Двигатель также имел серьезные проблемы с надежностью [17]. В зависимости от производителя в 1941 году средняя продолжительность работы двигателя составляла в среднем 100 часов.[18] Эта цифра сократилась в 1942 году, поэтому некоторые Т-34 не могли проходить более 30-35 км.

Т-34, которые проходили испытания на Абердинском полигоне были построены на лучшем советском заводе, использовались материалы максимально хорошего качества, но его двигатель перестал работать после 72.5 часов. Это произошло не из-за американского вмешательства - с танками из Москвы откомандировали советского механика (инженера Матвеева), который отвечал за эксплуатацию. Качество этих танков было намного лучше, чем у обычных танков, поскольку он покрыл расстояние в 343 км. Согласно начальнику автобронетанкового управления Красной Армии Федоренко, средний пробег Т-34 до капитального ремонта во время войны не превышал 200 километров. Это расстояние было сочтено достаточным, поскольку время жизни Т-34 на фронте был значительно меньше. Например, в 1942 году он составляло только 66 км. В этом смысле Т-34 действительно был "надежным", потому что он уничтожался прежде, чем имел возможность сломаться.

Т-34 выходили из строя в середине и даже ближе к концу войны [19]. Пятая гвардейская танковая армия в 1943 году потеряла 31.5% своих танков во время марша к Прохоровке. В августе 1943 года 1-й танковая армия потеряла 50% своих танков из-за механических неисправностей. В конце 1944 г. танковые подразделения стремились заменить двигатели с более чем 30 часами работы перед атакой.

Производство и потери во время войны


Потери в ходе войны составили почти 45.000 танков Т-34! Общие потери советских бронетанковых войск в 1941-1945 годах составили 96.600 единиц бронетехники. Это не опечатка. Почти сто тысяч.

Для сравнения, Германия потеряла на Востоке в 1941-1944 годах 15.673 танков, а учитывая остальные единицы бронетехники (StuG и т. д.) - 23.802.


"Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 - 1945"[20]

Заключение

Т-34 стал жертвой советской и немецкой пропаганд. Немецкая сторона часто превозносила Т-34 для того, чтобы объяснить свои поражения.

Если Т-34 был настолько хорош, каким его делала пропаганда, то Т-34 должен был привести СССР к большим победам или хотя бы к перелому ситуации на фронте уже в 1941-1942 годах. Вместо этого мы видим в этот период противоположные результаты деятельности советских танковых соединений. В 1943-1945 годах Т-34 уже морально устарел, немцы начали использовать обновленные версии Pz.IVи StuG III, оснащенные мощными КwK 40, и конечно, "Тигры" и "Пантеры".

"Лучший танк Второй мировой войны" понес ужасные потери против немецкой бронетехники, и даже обновленная версия Т-34/85 не могла преодолеть разрыв. По данным советского доклада [21], в период с лета 1943 года по март 1945 года вероятность пробития брони Т-34 немецкими танками или противотанковыми орудиями составляла 88-97%, таким образом, любой снаряд, который сумел поразить практически наверняка пробивал броню.


Список литературы:

[1]. "T-34-85 vs M26 Pershing", стр. 75

[2]. "Panther & Its Variants", стр. 71

[3]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 8

[4]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 8

[5]. "Танковый удар. Советские танки в боях. 1942-1943", стр. 392

[6]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 143 и "T-34: Mythical Weapon", стр. 349:

[7]. Zaloga and "Kursk 1943", стр. 212

[8]. Panzertruppen last pages

[9]. "Panzer tracts no.19-2: Beute-panzerkampfwagen", стр. 98

[10]. "T-34/76 Medium Tank 1941-45", стр. 9

[11]. "Moscow to Stalingrad: Decision in the East", стр. 363

[12]. "Неизвестный T-34", стр. 52

[13]. "Engineering analysis of the Russian T34/85 tank", стр. 9

[14]. "Panzer tracts no. 19-2: Beute-panzerkampfwagen", стр. 97

[15]. "Armored Champion: The Top Tanks of World War II" - глава 8

[16]. "Неизвестный T-34" стр. 54

[17]. "Танковый удар. Советский удар. 1942-1943", стр. 371-372

[18]. "T-34: Mythical Weapon", стр. 123

[19]. Tanknet forum and "T-34: Mythical Weapon", стр. 161

[20] "Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 – 1945", стр. 278

[21]. "Armored Champion: The Top Tanks of World War II" - глава 1

П.С. Таким образом Т34 нихера не лучший танк, а просто танк фанатичной религиозной веры российских ватников, вдалбливаемый со школьной скамьи в не окрепшие головы.А головы эти и не могут окрепнуть. Как им окрепнуть если с малолетства - курение, пьянство и АУЕ?))

shnyagi.net

СУРОВАЯ ПРАВДА О Т-34 (ГАВНО-ТАНК)

Плохие технико-тактические характеристики Т-34 заставили советское руководство ещё в начале войны обратиться за помощью к США. В декабре 1941 г. танки Т-34 и КВ-1 были переданы американцам для всестороннего анализа и разработки рекомендаций и технологий устранения в них брака.

Отчёт американцев был таков:

«Советские танки показали на испытаниях крайне низкую надёжность ходовой части и двигателя. Т-34 вышел из строя и не подлежал ремонту после 343 км пробега.

Вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле в мотор набилось очень много грязи. В результате поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой КВ и своей «3» – с танка М-10, после чего он будет направлен в Абердин (Великобритания), где его разберут и оставят как экспонат.

Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые пластины имеют неглубокую закалку, а остальная часть брони представляет собой мягкую сталь. В связи с этим мы считаем, что изменив технологию закалки, можно уменьшить толщину её, оставив ту же стойкость на пробивание. Это позволит облегчить вес Т-34 на 8-10%.

Качество сварки оказалось никуда не годным. У Т-34 повышенная водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней во время дождя. В щели натекает много воды, что ведёт к выходу из строя электрооборудования и боеприпасов.

Пушка Ф-34 имеет маленькую начальную скорость – 385 м/c по сравнению с 75-мм пушкой М-3 нашего «Шермана» (560 м/с).

Очень неудачная конструкция башни. Основной недостаток – очень тесная. Мы не можем понять, каким образом танкисты могут поместиться в ней зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, перегружен и сильно искрит, в результате выгорают сопротивления и регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестерёнок.

Проверка гусениц. Идея стального трака очень понравилась. Но мы считаем, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе, нет оснований отказываться от нашей идеи – резиновых.

Пальцы на гусеницах Т-34 оказались плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате чего быстро срабатываются и гусеница часто рвётся. Мы считаем, что следует утяжелить гусеницы.

Подвеска Т-34 заимствована у американского танка «Кристи». На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и оттого уменьшается клиренс.

Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла.

Низкое качество стартёров – маломощные и ненадёжной конструкции.

Трансмиссия. Техник, работавший с ней, был поражён тем, что она очень похожа на те, с которым она работал 12-15 лет назад. Была запрошена фирма, которая прислала чертежи своей трансмиссии А-23. Ко всеобщему удивлению, чертежи трансмиссии оказались точной копией присланных. Поразило нас не то, что она была скопирована с наших конструкций, а то, что мы отказались от неё 15 лет назад как устаревшей.

Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего её в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям (трудно работать).

Во время эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на шестернях. Их химический анализ показал, что термическая обработка очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам.

Машины оказались очень тихоходными. И Т-34, и КВ-1 хуже преодолевали склоны, чем любой американский танк.

Очень возмущает плохая работа коробки передач. Её можно переключать только 2 людям. Мы отправим русским конструкторам нашу коробкеу передач, на замену штатным на Т-34».

В результате американцы отправили в СССР множество собственных технологий, которые заменили прежние, советские, на Т-34.

Неудивительно, что немецкие лёгкие танки PZ.II проходили в среднем 11.500, а средние Pz.IV – 11.000 км. Средний же пробег Т-34 до полного выхода из строя составлял не более 1.000 км.

Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, собранных по всему миру: ходовая часть от американского танка «Кристи», мотор от немецких самолётов, многие агрегаты от австрийцев и итальянцев, и т.д. Более того, практически все эти узлы и агрегаты были от прототипов, конца 20-х – начала 30-х, как например двигатель BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х».

В общем, выручил в Великой Отечественной, как во всех наших войнах, только русский солдат, 80% состава которых были крестьяне. Только русский крестьянин в войне оказался годным, всё остальное – нет.

vasilii-ch.livejournal.com

Вся правда о Т-34. Позор на гусеницах, или же худший танк ВМВ

? LiveJournal Login

leg0ner.livejournal.com

Немцы подошли к нашему поврежденному танку Т-34 и расстреляли в упор...: bachibuzuk — LiveJournal

Мой Т-34 подбили через час после начала боя. Немецкий снаряд прилетел оттуда, откуда не ожидали, повредил борт и оторвал передний каток. Танк сразу потерял способность двигаться и мы выскочили наружу, поползли в ближайшую воронку. О ремонте машины на месте не могло быть и речи, тем более в этой сумасшедшей Прохоровке. Здесь если ходовую часть тебе разбили, сразу нужно выбираться наружу, иначе следующий вражеский танк или самоходка подойдет и добьет тебя. Я сам не раз видел, как к нашему поврежденному но не сгоревшему Т-34 подходили и расстреливали в упор, без сожаления.

В общем, пересел я на другую "тридцатьчетверку", и ее тоже довольно быстро сожгли. Немецкий снаряд разбил моторную часть, бронемашина тут же вспыхнула, а мы с экипажем опять бросились наружу. Заскочили в воронку и начали отстреливаться. Правда, пока наш танк был исправен, мы успели угробить фашистскую пушку 75 миллиметров, когда расчет пытался ее установить, чтобы начать лупить по нам. Потом мы загнали в гроб фрицевский танк Т-3, а бой не затихал до самых сумерек. С стороны нашей танковой группы были большие потери. Немцы из наших семидесяти танков спалили сорок штук. Но мы узнали, что немецкие чертяки потеряли примерно столько же.

Но немцы располагали резервами, а у нас уже все было введено в побоище. Вечером по приказу мы перешли к обороне и еще три дня отражали наглые наскоки немцев на наши позиции. Я попал в офицерский резерв нашей бригады, так как больше свободного танка для меня не нашлось. Потом подошло подкрепление, и я снова оказался внутри Т-34. Командир нашего батальона продолжал вести бой до последнего танка своего подразделения, что полагается по инструкции.

По сравнению с летчиками тяжко нам приходилось. Авиатор, вернувшись с задания, находил у себя постель, застеленную чистыми простынями, и сытный обед в столовой. А мы все время на холоде проводили, в землянке или просто под танком, простыней мы вообще не видели. Летчику, пока он отдыхает, механик готовит самолет к следующему вылету, а мы сами машину обслуживали, помощи ждать неоткуда было. Ремонт, заправка, загрузка боеприпасов - все это входило в наши прямые обязанности. Да и заправщиков у нас тогда не было. Привозили бочки с горючим, и мы всем экипажем начинали его заправлять. В два ведра, двое наливают, один на крыло подает, четвертый выливает в бак. А в каждом ведре десять литров, чтобы полный бак залить, пятьдесят ведер нужно. А еще заправить ведро или два машинного масла.

Боеприпасы мы получали в ящиках. Их нужно разгрузить, отмыть от смазки каждый снарядик, потом опять вчетвером поднять и перегрузить в башню. Зимой постоянно простываешь, и все тело покрывается фурункулами. А на ночевку выкапывали окоп, наезжали на него танком, под брюхом расстилали брезент и ставили печурку. Пока натопишь, напотеешься в полушубке и ватных штанах. Потом оставляли дежурного подтапливать печку, остальные засыпали и он тоже засыпал. Кто первый от холода просыпается, начинает крыть матом того, который дежурным был. Вот такая была жизнь простого танкиста.

1943 год.

https://zen.yandex.ru/media/whatsupinhistory/nemcy-podoshli-k-nashemu-povrejdennomu-tanku-t34-i-rasstreliali-v-upor-5a59bd329e29a229bc39f9d5

bachibuzuk.livejournal.com

Т-34: когда простота хуже воровства.

Я люблю Россию за то что она моя Родина, а не за то что Россия родина слонов. Это я к тому что любой автор пишущий ПРАВДУ о технике и разрушающий бытующие стереотипы и легенды сразу заносится ура — патриотами во враги народа. Я считаю, что Великую Отечественную войну выиграл наш народ, а техника была такою какой была.
Легенда о танке Т-34 зародилась в семидесятом году прошлого века на страницах журнала «Техника молодёжи». Кратко она выглядела так. Не признанный гений Кошкин создал уникальный танк Т-34 а тупые военные не хотели его принимать. Тогда он приехал на нём из Харькова в Кремль к отцу народов. Боевая машина имела уникальную подвижность и несокрушимую броню. Конструкторы всего мира проектируют свои образцы по подобию танка Т-34. Немцы его сильно боялись, а наступали только по тому, что внезапно напали, имели десятикратное превосходство и ещё диверсанты со шпионами все провода перерезали.
Я попробую рассказать как всё было на самом деле.

О конструкции танка Т-34.

Кошкин был скорее не конструктором а партийным функционером. Он много сделал в организационном плане но вот конструктивно танк Т-34 выглядел довольно примитивно.
Свечная подвеска применённая на танке к тому времени морально устарела. На фотографии видно что она состоит из пяти цилиндрических пружин, для каждой из которых в корпусе надо было сделать нишу (и попробуйте теперь мне доказать, что Т-34 был простым в производстве изделием). Система управления с бортовыми фрикционами для машины такого веса уже не годиться. Коробка скоростей не имела синхронизаторов и переключить её на ходу было большой проблемой. Уже одно то, что в обязанности стрелка пулемёта входило помогать механику водителю когда тому не хватало сил сдвинуть с места рычаг управления говорит о многом. Гусеница была довольно примитивной формы, ей не хватало грунтозацепов, что часто приводило к пробуксовке.

Начнём с того, что наклонную броню придумал не Кошкин. До него было разработано (и у нас и за границей) множество образцов с наклонной бронёй. И если лобовая наклонная броня применяется до сих пор то от бортовой наклонной брони отказались раз и навсегда. Главный недостаток бортовой наклонной брони в том, что она не позволяет поставить на боевую машину башню большого размера.
Что получилось в итоге? Очень сложный в изготовлении корпус с малым внутренним объёмом. Для изготовления корпусов двух танков Т-34, тех самых что совершили пробег в Москву, загубили ВОСЕМЬ комплектов броневых заготовок.

Свою долю дебилизма в строение корпуса танка Т-34 внесли, как ни странно, конструкторы двигателей. На фотографии хорошо виден огромный вентилятор надетый на выходной вал двигателя. Этот вентилятор выступает за нижние габариты корпуса двигателя на триста миллиметров. Соответственно на триста миллиметров пришлось сделать выше корпус боевой машины. И вместо того чтобы поднять вентилятор и сделать к нему привод через ремень или шестерню — гениальный Кошкин просто утяжелил боевую машину добавив ей тридцать сантиметров корпуса. Зато так проще.

Часть легенды посвящённая двигателю рассказывает как Николай Кучеренко доказывая превосходство дизеля тушил факел в ведре с соляркой и как немецкие конструкторы не смогли создать ни чего подобного. Если вспомнить кто по национальности был изобретатель дизеля, и про то что на наших экспериментальных дизелях стояла топливная аппаратура фирмы БОШ, то тему о неумелых немецких конструкторах можно закрыть раз и навсегда.
Михаил Свирин признал установку дизелей на танк Т-34 в сороковом году ошибкой. Мотивировал он это большей ценой дизеля и сложностью снабжения войск отдельным видом топлива.

Но если мыслить шире то можно понять что даже бензиновый танковый двигатель работает на другом, более качественном, бензине чем армейский грузовик. Поэтому проблемы со снабжением возникали при любом варианте двигателя. Мы во время войны и авиацию высококачественным бензином обеспечить не могли, а тут ещё танки. А вот дизельного топлива было много. Оно получается как «отходы» при перегонке нефти сразу после получения керосина — бензин, керосин, дизельное топливо, мазут.
Не смотря на дизельный двигатель горел танк Т-34 хорошо и часто. Гораздо чаще немецких бензиновых танков. И даже наш лёгкий танк Т-70 с бензиновым двигателем загорался гораздо реже. Всё дело в том что гениальный Кошкин расположил половину топливных баков в боевом отделении. Во время войны пришлось даже создавать комиссию, что бы расследовать этот феномен.

НАШИ ТАНКИ ЛЕГКО ЗАВОДИЛИСЬ ЗИМОЙ А НЕМЕЦКИЕ ПЛОХО. Заявить что дизель зимой завести легче чем бензиновый двигатель может только полный идиот, не зависимо от национальности.

НЕМЦЫ НЕ МОГЛИ СОЗДАТЬ ТАКУЮ БРОНЮ КАК У НАС И ДИЗЕЛЬНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ. Ребята вы знаете кто был по национальности Рудольф Дизель? Вы знаете, что до самой войны на танковый дизель В-2 ставили немецкую топливную аппаратуру? Вы что нибудь слышали про немецкие карманные линейные корабли оснащённые гигантскими дизельными двигателями? Так что не надо пересказывать мне журнал техника молодёжи за семидесятый год прошлого века. К стати станки для производства нашего дизеля покупали а Австрии, Америке и той же Германии.

С вооружением вроде всё в порядке — довольно мощная для того времени пушка. Но мало поставить пушку, из неё надо ещё и стрелять. А вот с этим были большие проблемы. Дело в том, что первоначально предполагалось поставить пушку калибра сорок пять миллиметров. Под неё и была спроектирована башня. Потом в неё поставили орудие калибра 76.2 миллиметра. Для экипажа места просто не осталось, да и вытяжной вентилятор оказался не над затвором а над противооткатными устройствами. Экипажу стало просто нечем дышать.

Бронирование танка Т-34 тоже не было идеальным. В лобовом листе было два слабых места, это шаровое крепление пулемёта и люк механика водителя. При попадании снаряда и то и другое проваливалось в боевое отделение. Кроме того — носовая балка. У  первого — «показушного» варианта танка Т-34 — какие участвовали в пробеге Киев-Москва, носовая часть корпуса выполнена из цельного броневого листа согнутого на прессе.

У первых же серийных танков Т-34, в носу корпуса уже появилась носовая балка.

Подбитый Т-34 на улицах Сталинграда — точное попадание в носовую балку сделанную из сырого железа. Толщина в сто пятьдесят миллиметров не помогла.

Если быть абсолютно честными, то надо признать, что в сорок первом году лучшая корабельная броня была у американцев, а танковая у немцев. Именно проверка на купленном перед войной немецком танке показала что мы выпускаем бракованные бронебойные снаряды калибра сорок пять миллиметров. Что касается конца войны, то немецкие конструкторы не поглупели, просто в стране никель кончился. А без никеля или ванадия любая броня будет хрупкой.

Что бы закрыть тему о неуязвимости танка Т-34 надо вспомнить, что с началом войны на него почти сразу стали лепить навесные экраны и приваривать дополнительную броню. Правда товарищ Сталин быстро прекратил эту самодеятельность, ведь трансмиссия танка Т-34 и родной вес боевой машины не очень тянула.

Первые бои подтвердили то, что было ясно ещё до войны — танк Т-34 слепой и не надёжный. Мне как то попалось руководство по эксплуатации танка Т-34 образца сорок первого года. Для нормальной работы двигателя нужно было чуть ли не каждые пять минут выскакивать из боевой машины и ручным насосом смазывать различные механизмы. Как вы думаете во время боевых действий кто нибудь выполнял эти рекомендации?
Главным недостатком было отсутствие в экипаже освобождённого от других обязанностей командира. Его обязанности сначала выполнял заряжающий а потом наводчик. Что бы понять на сколько это важно нужно вспомнить, что немцы не взяли на вооружение французские танки, обладавшие мощным бронированием, только потому что в них не было места для командира.
На сколько танки Т-34 мешали немецкому немецкому наступлению лета сорок первого года, и на сколько немцы были шокированы их появлением? Наверно не больше чем нам мешали тигры и пантеры летом сорок третьего года. Был ли нанесён ощутимый ущерб немецкой армии применением танков Т-34? Оценить ущерб можно посмотрев статистику потерь вермахта. Летом немецкая армия практически не несла потерь в артиллерии. Исключение составляют противотанковые пушки. Их потери были очень велики. Это прямо показывает какую цену заплатила немецкая армия отбивая атаки наших боевых машин.
Средний пробег танка Т-34 в начальный период войны не превышал шестидесяти километров, что очень мешало их полноценному использованию. Яркий пример этого произошёл летом сорок второго года. Немцы только начали своё летнее наступление (которое окончилось у стен Сталинграда) и нужно было срочно ударить в основание прорыва. Наши танковые войска находились всего в ста километрах. Но командование не решилось бросить танковые войска своим ходом даже на такое мизерное расстояние. Пока грузились на железнодорожные платформы, пока разгружались, время было упущено.
Сталина очень не устраивала такая ситуация. В письме написанном Сталиным в июне сорок третьего года Малышеву говорилось следующее: «и в заключении товарищ Малышев, очень хочется надеяться, что вам наконец удастся что то сделать с «сормовским уродом», на котором боятся воевать наши танкисты». Речь шла о танке Т-34 выпускавшимся в городе Горьком на сормовских верфях.
В сорок третьем году танк Т-34 получил новую коробку скоростей, и башенку кругового обзора. Башня то же была новая увеличенного объёма шестигранной формы, в народе прозванная гаечкой. Было два варианта башни — литая, которая кололась при попадании снаряда и штампованная, которая по качеству брони была чудесной но имела толщину всего сорок миллиметров.

О производство танка Т-34.

ТАНК Т-34 БЫЛ ПРОСТОЙ ПОЭТОМУ ИХ СДЕЛАЛИ МНОГО.

Эта легенда требует отдельной главы.
Танк с толстой бронёй, дизельным двигателем и весом в тридцать тонн по определению не может быть простым. Так почему их сделали так много? По тому что пахали день и ночь, и потому что кроме танков ничего больше не делали — ни рельсов, ни вагонов, ни тракторов, ни подводных лодок, ни паровозов.
Так где же их делали? В основном на двух заводах. Самый большой танковый завод возник на базе самого большого в Европе, а может и в мире, завода по производству вагонов в Нижнем Тагиле. На его территории уместилось сразу несколько заводов из Харькова и других мест.

Второй по величине танковый завод возник на базе завода по производству подводных лодок в городе Горьком. Эти два завода произвели примерно две трети танков Т-34.
А что же немцы? Немцы производили свои танки в мастерских. В хорошо оборудованных, но всё же мастерских.

Обратите внимание на фотографии изготовления тигра. На верхней фотографии в сборочном цеху стоят сверлильные станки. Я такое только в колхозной мастерской видел.

А теперь сравните с нашим производством: на любой фотографии конец цеха скрывается за горизонтом.

На фотографии немецких сборочных цехов — шесть корпусов конец цеха, шесть корпусов конец цеха.

Товарищ Сталин очень мало понимал в технологии производства. Понятие ЗАВОД представляло для него какое то универсальное средство производства, которое могло выпускать ВСЁ И СРАЗУ. Поэтому Некоторые самолёты делали в мебельных и кроватных мастерских, а воронежский авиационный завод пытался выпускать стазу три вида самолётов абсолютно различных в технологическом плане.
С производством танков было не лучше. Т-34 выпускался на заводе по изготовлению паровозов. Потом на его выпуск нацелили тракторный завод в Сталинграде. Правда он едва наладив производство был уничтожен немецкой авиацией. С началом войны началась эвакуация. Харьковский завод по производству паровозов и танков эвакуировали на Урал и разместили на территории завода по производству вагонов в Нижнем Тагиле. С точки зрения производства танков у этого завода было только одно положительное качество — он был самым большим заводом по производству вагонов в мире. Поэтому на его территории поместился харьковский завод по производству паровозов, харьковский завод по производству танковых дизелей и несколько небольших московских механических заводов. В результате получился САМЫЙ БОЛЬШОЙ ТАНКОВЫЙ ЗАВОД В МИРЕ. Он выпустил примерно третью часть всех танков Т-34. Знаменитый УРАЛЬСКИЙ ЗАВОД ТЯЖЕЛОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ выпускал корпуса и башни.
После уничтожения сталинградского тракторного, вторым по величине стал завод в городе Горьком. Для тех кто не в курсе сейчас это Нижний Новгород. Производить танки обязали верфь Красное Сормово. Естественно технология производство подводных лодки и бронекатеров сильно отличается от производства танков. Поэтому качество выпускаемой продукции было соответственное. Танк этого завода получил обидную кличку — СОРМОВСКИЙ УРОДЕЦ. Специально для выпуска танков построили завод в городе Омске. Правда его строили для производства танка Т-50 а выпускать стали Т-34. Но полноценное производство началось только ближе к сорок третьему году. В Челябинск на тракторный завод переехало всё танковое производство Ленинграда. Оно было ориентированно на выпуск тяжелых танков, но его заставили выпускать и средние. Два различных танка на одном не очень большом заводе, представляю как матюкались по этому поводу заводские технологи.

У Т-34 ЗА ВРЕМЯ ВОЙНЫ БЫЛО УБРАНО ИЛИ УПРОЩЕНО ПЯТЬ ТЫСЯЧ ДЕТАЛЕЙ. Наверно правильнее было сказать — в конструкцию внесено пять тысяч изменений. Потому что у Т-34 упрощать было нечего. У него не было в достаточном количестве приборов наблюдения и насосов которые должны производить смазку двигателя и трущихся элементов. При выполнении всех мероприятий по обслуживанию танка, танкисту просто некогда было воевать. Он каждые пять минут должен был выскакивать из танка и что то смазывать шприцем или крутить ручку ручного насоса. Что ещё можно было в нём упростить?
На сколько я знаю упростили в основном технологический процесс термической обработки брони и заменили качественные материалы на откровенное гавно.
Самый яркий пример замена медных трубок на железные в системе смазки двигателя. Для тех кто не в курсе медные трубки меньше страдают от вибрации чем железные. А вы видели дизель без вибрации?
Второй пример это замена легированных сталей на обычные конструкционные. Шестерёнку из конструкционной стали сделать конечно можно, но вот зубья на ней отлетят на втором часу работы.
И третий пример это применение очень упрощённого фильтра очистки воздуха. Зимой это ещё пройдёт. А вот летом по пыльной дороге двигатель через пару часов сдохнет.

Я не говорю что тигр был простым танком, но если бы его в Нижнем Тагиле делали, то его раза в три больше бы выпустили. Но у немцев тоже были заводы по производству подводных лодок. И произвели они примерно ТЫСЯЧУ подводных лодок. Причём не малюток как в Горьком, а нормальных океанских подводных лодок. А если вместо подводных лодок немцы стал бы выпускать тигры? Представляете ещё ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ТИГРОВ. А если бы немцы ещё и вагоны делать перестали?

Подводя итоги, скажу: как бы там не было — но лучше с Т-34, чем без него! Своим количеством Т-34 давал серьезное превосходство советской пехоте. Да он не был совершенным, но в совокупности простоты производства простоты и возможности обеспечить армию большим количеством Т-34 заставил немцев создавать и «Тигр» и «Пантеру». Простота производства, относительная дешевизна затрат на изготовление одной единицы, влияние на театре военных действий и так далее. В совокупности сделали Т-34 танком победы. Т34-85 официально снят с вооружения российской армии в 1992 году стоит на вооружении некоторых стран до сих пор а это о чём то говорит.  В машиностроении есть такое выражение лучший механизм тот которого нет.

 

alternathistory.com

Был ли Т-34 лучшим танком?


Дух танкиста - крепче стали!
Остальное все - фигня!
Нас учил товарищ Сталин,
Что - крепка у нас броня!

Бронированные гусеничные машины всегда занимали в советском обществе особое место. Танки в СССР делать умели, и ими гордились. Юркие и проворные «быстроходные телеги» БТ, гонявшие самураев при Халхин-Голе, мобильные крепости КВ и ИС, «зверобои» СУ/ИСУ-152, бескрайние арсеналы послевоенных Т-54/55, один из лучших танков ХХ века Т-72 «Урал»… Про танки слагали песни и снимали фильмы, они стояли на пьедесталах в каждом русском городе, и каждый гражданин Страны Советов знал, что «броня крепка, и танки наши быстры». Среди множества конструкций, рожденных советскими танкостроителями, особое место занимает «танк Победы» Т-34, чей приоритет безоговорочно признавали даже зарубежные специалисты:

«Исключительно высокие боевые качества. Мы ничего подобного не имели», - писал после первых встреч с Т-34 генерал-майор фон Мелентин. «Самый лучший танк в мире», - озвучил свое мнение генерал-фельдмаршал фон Клейст. «Получены тревожные донесения о качестве русских танков. Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было потеряно и перешло к противнику», - так отзывался о результатах танковых боев на Восточном фронте создатель танковых войск, генерал-полковник Гейнц Гудериан.

Не менее высокая оценка была дана Т-34 британскими специалистами: «Конструкция танка свидетельствует о четком понимании важнейших боевых качеств бронетехники и требований войны… Создание и серийное производство таких совершенных танков в столь огромном количестве представляет собой инженерно-техническое достижение самого высокого уровня…»

Кубок конструкторов

После всесторонних испытаний Т-34 на Абердинском полигоне американские военные не спешили рассыпаться в комплиментах и сделали вполне предсказуемые выводы, которые легли в основу феерического доклада начальника 2-го управления Главразведуправления Красной Армии генерал-майора В. Хлопова:


Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен…

Химический анализ брони показал, что броневые плиты советского танка имеют поверхностную закалку, основная масса броневой плиты представляет собой мягкую сталь. Американцы считают, что, качество брони можно улучшить, увеличив глубину закалки…
Неприятным открытием стала для них [американцев] водопроницаемость корпуса Т-34. В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования…

Тесное боевое отделение. Много претензий вызвал механизм поворота башни: электромотор слаб, перегружен и страшно искрит. Американцы рекомендуют заменить механизм поворота башни на гидравлическую систему или вообще на ручной привод…
Подвеска "Кристи" признана неудачной. Подвеска свечного типа была испытана в США еще в 30-е годы, и американская армия от нее отказалась…

Танк, с американской точки зрения, признан тихоходным (!) - Т-34 преодолевает препятствия хуже, чем любой из американских танков. Всему виной – неоптимальная трансмиссия. Несмотря на большую тяговооруженность танка, ходовая часть не позволяет реализовать весь заложенный потенциал.

Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Особенно американцев возмутила безобразная конструкция кулисы передач - после долгих мучений они заменили оригинальную конструкцию на собственную деталь. Было отмечено, что все механизмы танка требуют слишком много настроек и регулировок.



Гонки по непроходимой грязи. Вперед вырвались "Шерман" и "Першинг" с более соврешенной трансмиссией.


В это же время, янки педантично отметили все положительные стороны танка Т-34, среди которых оказалось несколько неожиданных моментов:

Выбор углов наклона броневых листов корпуса и башни указывает на превосходную снарядостойкость…
Замечательные прицелы. Смотровые приборы не отделаны, но весьма удовлетворительные. Общие пределы обзорности хорошие.
Пушка Ф-34 очень понравилась, надежна, очень простой конструкции, легко устанавливается и удобна в обслуживании.
Алюминиевый дизель В-2 очень легок для своих размеров [еще бы! В-2 разработывался как авиационный двигатель]. Чувствуется стремление к компактности. Единственной проблемой двигателя назван преступно плохой воздухоочиститель - американцы назвали конструктора саботажником.

В США была отправлена машина из «особой серии» - один из пяти специально собранных «эталонных» Т-34, но американцы пришли в ужас от низкого качества деталей танка, обилия «детских болезней» и совершенного нелепых, на первый взгляд, конструкторских ошибок.
Чтож, это был продукт крупносерийного производства. В трудное военное время, в условиях эвакуации и всеобщего бардака, нехватки рабочих рук, оборудования и материалов. Настоящим достижением было не качество брони, а ее количество. Пятьдесят тысяч Т-34 – примерно столько танков наштамповали заводы СССР к моменту окончания Великой отечественной войны.


Танки ждут на фронте!


Все достоинства и недостатки Т-34 были хорошо известны в СССР задолго до испытаний в США. Именно потому госприемка так долго отказывалась принимать «сырой» танк на вооружение, а на протяжении всей войны разрабатывались детальные проекты нового среднего танка: Т-34М, Т-43, Т-44, в которых шаг за шагом исправлялись недостатки оригинальной «тридцатьчетверки». Сам Т-34 в процессе производства тоже непрерывно модернизировался – в 1943 году появилась новая трехместная башня-«гайка», четырехступенчатую КПП заменили на пятиступенчатую – танк стал развивать на шоссе более 50 км/ч.
Увы, сдвинутая вперед башня не позволяла усилить лобовую броню, передние катки и так были перегружены. В результате Т-34-85 так и пробегали до конца войны с 45 мм лбом. Недостаток удалось исправить только в послевоенном Т-44: двигатель развернули поперек корпуса, боевое отделение сместилось ближе к центру, толщина лобовой брони сразу возросла до 100 мм.

В то же время, для 1941 года Т-34 был революционной машиной:
- длинноствольное 76 мм орудие (по сравнению с зарубежными образцами танкового вооружения)
- рациональные углы наклона брони
- тяговитый дизель мощностью 500 л.с.
- широкие гусеницы и отличная проходимость
Ни у одной армии мира тогда не было на вооружении столь совершенных боевых машин.

Боевой зачет

Средний танк T-III. Выпущено 5000 единиц.
Средний танк T-IV, самый массовый танк Вермахта. Выпущено 8600 единиц.
Средний танк Pz.Kpfw.38(t) производства Чехословакии. На вооружении Вермахта поступило 1400 единиц.
Танк «Пантера». Выпущено 6000 единиц.
Великий и ужасный «Тигр». Выпущено 1350 единиц.
Cчет «Королевских Тигров» шел на сотни: немцы успели выпустить всего 492 машины.
С точки зрения арифметики, на вооружении Вермахта находилось около 23 000 «настоящих» танков (я нарочно не учел танкетку Т-I, легкий танк Т-II с противопульной броней и 20 мм орудием и сверхтяжелый танк «Маус»).


А на войне, как на войне...


С точки зрения обывателя, стальная лавина из 50 000 лучших в мире танков Т-34 должна была смести весь этот немецкий хлам и победоносно завершить войну 9 мая 1942 года (к слову, только в 1942 году советская промышленность произвела для фронта 15 тысяч Т-34). Увы, реальность оказалась обескураживающей – война продолжалась долгих четыре года и унесла миллионы жизней советских граждан. Что касается потерь нашей бронетехники, то историки приводят цифры от 70 до 95 тысяч танков и САУ.
Получается…Т-34 незаслуженно присвоено звание «лучшего танка»? Факты красноречиво свидетельствуют, что Т-34 не был «рабочей лошадкой» Красной Армии, Т-34 был «пушечным мясом»…
Что происходит, товарищи?

Погрешность в расчетах

Танки редко воюют с танками. Несмотря на красочные описания дуэлей «Т-34 vs Пантера» или «Тигр vs ИС-2», половина потерь бронетехники стали результатом работы противотанковой артиллерии. Легендарные советские«сорокопятки», 37 мм немецкие «колотушки», грозные 88 мм зенитки, с надписью на лафете «Стрелять только по КВ!» - вот они, настоящие истребители танков. Именно с этой позиции нужно смотреть на применение Т-34.


Выстрелы к советскому 57 мм противотанковому орудию ЗИС-2. На все случаи жизни.


К концу войны положение танкистов стало катастрофическим – немцам удалось создать простое и дешевое противотанковое средство, идеальное для боя в городских условиях. Темп выпуска «Фаустпатронов» доходил до 1 миллиона в месяц! «Фаустпатрон» не являлся таким грозным оружием для нашего непревзойденного танка Т-34. Во время наступления я очень серьёзно разговаривал с личным составом и выяснил, что фаустпатрон являлся жупелом, которого отдельные танки боялись, но повторяю, что в Берлинской операции фаустпатрон не являлся таким страшным оружием, как представляют некоторые.»

Ценой хвастливым словам командующего 2-й гвардейской танковой армией маршала бронетанковых войск С.И. Богданова стали тысячи сгоревших танкистов, не доживших до Победы всего несколько дней. В наше время реактивный противотанковый гранатомет продолжает оставься одним из самых страшных противников бронетехники – чрезвычайно скрытное, мобильное и неуловимое оружие, которое, как показывает практика, способно уничтожить любой танк, несмотря на хитроумную многослойную защиту.


Второй злейший враг танков – мины. На них подорвались 25% бронированных гусеничных машин. Часть машин были уничтожены огнем с воздуха. При знакомстве с цифрами статистики становится понятно, что танковое побоище под Прохоровкой всего лишь редкое стечение обстоятельств.

Фердинанд

Дискуссии о количестве немецкой бронетехники часто обходят стороной самоходные артиллерийские установки на шасси немецких танков. На самом деле, немцам удалось создать в этой области ряд эффективных противотанковых средств. Например, малоизвестный для широкой публики «Насхорн» (нем. носорог) – 88 мм пушка «Насхорна» пробивала любой советский танк на дистанции 1,5 километра. 500 САУ этого типа доставили немало бед Красной Армии – известны случаи, когда «Носорог» сжигал роту Т-34.

Вот выползает из укрытия одиозный «Фердинанд» - чудо немецкого гения, тяжелый истребитель танков массой 70 тонн. Огромная бронированная коробка с экипажем из шести человек не могла развернуться на тяжелом бездорожье и ползла на противника по прямой. Несмотря на насмешливое отношение к «Фердинанду», до конца войны так и не был решен вопрос с его 200 мм лбом – «Федя» не пробивался никакими обычными средствами. 90 машин превратились в настоящее пугало, каждая уничтоженная немецкая САУ отражалась в отчетах как «Фердинанд».

Все знают про 1400 чешских танков Pz.Kpfw.38(t). А многие ли знают об истребителе «Хетцер» на шасси этого танка? Ведь их было выпущено более 2000! Легкая, проворная машина, при массе 15 тонн обладала приемлемой защищенностью, подвижностью и огневой мощью. «Хетцер» был настолько крут, что его производство продолжалось после войны, и он стоял на вооружении Швейцарской армии до 1972 года.


Хетцер


Среди многочисленных конструкций немецких САУ, самой совершенной и сбалансированной была «Ягдпантера». Несмотря на малое количество – всего 415 машин – «Ягдпантеры» задали жару и Красной Армии, и союзникам.
В итоге мы видим, что немцам для ведения боевых действий тоже требовалось огромное количество бронетехники, потери наших танкистов уже не кажутся столь невероятны. И с той, и с другой стороны для танков и САУ было достаточно задач: укрепления, техника, артиллерийские позиции, оборонительные рубежи, живая сила… Все это нужно было уничтожать, давить, разрушать, преодолевать, защищать, контратаковать и прикрывать.

Средние танки были чрезвычайно популярным видом боевой техники – они выгодно отличались умеренной массой и рациональным сочетанием боевых качеств. Аналогами «тридцатьчетверки» чаще всего называют немецкие танки Т-IV и Т-V «Пантера», а также американский М4 «Шерман». С него, пожалуй, и начнем.

Универсальный солдат

По характеристикам «Шерман» очень близок Т-34-85 – до сих пор не утихают жаркие споры о том, кто был лучше. Силуэт Т-34-85 ниже на 23 сантиметра. Зато у «Шермана» верхняя лобовая деталь корпуса толще на 6 мм… Стоп! Мы так ничего не добьемся, нужно подходить к делу аналитически.

Серьезные исследования говорят, что 76 мм пушка «Шермана» благодаря использованию БПС обладала большей бронепробиваемостью, но уступала 85 мм орудию Т-34 по фугасному воздействию. Паритет!
У Т-34 толще бортовая броня, бронелисты имеют рациональный угол наклона. С другой стороны, наклон бронелистов имеет смысл, когда калибр снаряда равен толщине брони. Потому 75 мм пушка «Пантеры» пробивала как фольгу и наклонный 45 мм борт нашего танка, и 38 мм прямой борт «американца». Я уже не говорю о «фаустпатронах»…
О боевых возможностях «Шерманов» ярче всего говорит тот факт, что ленд-лизовские «иномарки» поступали на вооружение только Гвардейских дивизий. Кроме комфортного боевого отделения, «Шерман» обладал менее известными достоинствами: например, в отличии от других средних танков, он был вооружен крупнокалиберным пулеметом. Танкистам нравился точный и удобный гидравлический привод башни – их выстрел всегда был первым. А еще «Шерман» был более тихим (Т-34 гремел так, что было слышно за километры).


Кроме 49 тысяч танков, выпущенных во множестве модификаций (каждая - под конкретную задачу), на базе «Шерманов» было создано 2 типа реактивных систем залпового огня, 6 самоходных артиллерийских установок и 7 типов мостоукладчиков, тягачей и ремонтно-эвакуационных машин.
Т-34 тоже не прост: на шасси советского танка были созданы убойный истребитель танков СУ-100, мощное штурмовое орудие СУ-122, три вида тягачей, мостоукладчик ТМ-34 и самоходный кран СПК-5. Паритет!

Как мы видим, различия минимальны, каждый танк хорош по-своему. Единственное, чего нет у «Шермана» - той яркой и трагической боевой истории: африканская песочница, зимние забавы в Арденнах и ограниченное появление на Восточном фронте не могут сравниться с четырехлетней кровавой кашей, что выпала на долю сурового Т-34.

Рядовой Панцерваффе

Летом 1941 года у немецкого Т-IV все складывалось скверно – советские снаряды прошивали его 30-мм борта, как кусок картона. В то же время, «обрубок» его короткоствольного 75 мм орудия KwK.37 не мог пробить советский танк даже в упор.
Радиостанция и оптика Carl Zeiss это конечно хорошо, но что будет, если на Т-IV, например, грохнется трансмиссия? О, это будет вторая часть Марлезонского балета! Коробку передач будут вытаскивать через погон снятой башни. А вы говорите, у вас на работе проблемы…
У Т-34 таких фокусов не возникало – задняя часть танка разбиралась, открывая доступ в МТО.


Справедливо будет отметить, что уже к 1942 г. техническое превосходство снова вернулось к немцам. С новой 75 мм пушкой KwK.40 и усиленной броней Т-IV превратился в грозного противника.
Увы, Т-IV совсем не подходит на звание лучшего. Какой лучший танк может быть без победоносной истории?! Да и собрали их слишком мало: супер-промышленность Третьего Рейха кое-как осилила 8686 танков за 7 лет серийного производства. Может быть, и правильно сделали…еще Суворов учил, что воевать нужно не числом, а умением.

Проект-катастрофа

Ну и напоследок, легендарная «Пантера». Скажем прямо: немецкая попытка создать новый средний танк в разгар войны полностью провалилась. «Пантера» получилось громоздкой и сложной, вследствие чего она потеряла главное качество Среднего танка – массовость. 5976 машин оказалось слишком мало для войны на два фронта.


С технической точки зрения, «Пантера» на голову превосходила Т-34, но это было куплено слишком дорогой ценой – 45 тонн массы покоя и вечные эксплуатационные проблемы. При этом, по странному стечению обстоятельств, «Пантера» оказалась недовооружена: тощий ствол 75 мм орудия кажется явным диссонансом на фоне массивного корпуса танка. (Недостаток обещали исправить на «Пантере-II», установив нормальную 88 мм пушку).
Да, «Пантера» была сильна и опасна, но ее стоимость и трудоемкость производства приближались к параметрам танка «Тигр». При этом возможности остались на уровне обычного среднего танка.

Итоги

Лучшего танка, как вы уже поняли, не существует. Слишком много параметров и условий в этой задаче. Конструкция Т-34 безусловно несла в себе новизну, при этом, еще один Кубок конструкторов стоит вручить труженикам уральских заводов – они совершили подвиг, начав массовое (правильнее - сверхмассовое) производство танков в самые тяжелые времена для нашей Родины. Что касается боевой эффективности - тут Т-34 вряд ли попадет даже в десятку лучших. Любой «Насхорн» заткнет «тридцатьчетверку» за пояс по количеству нанесенного ущерба в расчете на один танк. Здесь безусловный лидер – непобедимый «Тигр».


Т-34, Сербия, 1996 год.


Однако существует еще один, самый важный - стратегический зачет. Согласно этому конкурсу, каждый танк нужно рассматривать как элемент содействия успехам армии в геополитическом масштабе. И здесь Т-34 стремительно возносится на вершину – благодаря своим танкам Советский Союз победил фашизм, что определило дальнейшую историю всего мира.

topwar.ru

Вершина "тридцатьчетвёрки" с 76,2-мм пушкой, или Т-34 образца 1943 года против Т-IVH

В предыдущей статье автор описал меры, предпринятые германским военным и промышленным руководством для купирования угроз, которые создавал Т-34 – танк, с противоснарядным бронированием и мощной 76,2-мм пушкой. Можно с полным на то основанием говорить, что в начале 1942 г. у немцев не было ни одной широко распространенной системы вооружения, которая обеспечивала бы надежное поражение Т-34, за исключением разве что 88-мм зенитного орудия. Но к 1943 г. вермахт и СС в основной своей массе были переоснащены на орудия ПТО и танки, вполне способные сражаться с Т-34. Решающую роль здесь сыграла 75-мм пушка Pak 40, различные модификации которой использовались в качестве буксируемой артсистемы, а также пушек для танков и различных САУ.

Таким образом, на начало 1943 г. Т-34 потерял статус танка с противоснарядным бронированием. Что же предприняли наши конструкторы?

Т-34-76 образца 1943 г


В принципе, конструкция Т-34 имела определенные резервы по массе и позволяла нарастить толщину бронирования, тем не менее, этого сделано не было. Основные изменения «тридцатьчетверки» в первой половине 1943 г. состояли в увеличении ресурса двигателя, совершенствовании эргономики и повышения ситуационной осведомленности танка.

«Пламенное сердце» Т-34, дизельный двигатель В-2, после избавления его от «детских болезней», представлял собой качественный и вполне надежный танковый двигатель.


Тот самый В-2

Тем не менее, он часто выходил из строя до срока по причине отвратительной работы воздухоочистителей. Начальник 2-го управления Главразведуправления Красной Армии генерал-майор танковых войск Хлопов, наблюдавший за испытаниями Т-34 на Абердинском полигоне, отмечал: «Недостатки нашего дизеля — преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог сконструировать подобное устройство».

В течение 1942 г. ситуация несколько улучшилась, но все же по-настоящему качественные воздухоочистители «Циклон» наши танки получили только в январе 1943 г. И это значительно увеличило ресурс их двигателей. Последний теперь зачастую даже превосходил табличные значения.

Вторым важным новшеством стал переход на новую пятискоростную коробку передач. Насколько смог разобраться автор, впервые она была применена на Т-34 в марте 1943 г., а в июне уже использовалась повсеместно на всех танковых заводах, производивших «тридцатьчетверки». Кроме того, была немного модернизирована конструкция главного фрикциона, и все это в совокупности привело к значительному облегчению работы механиков-водителей. До этого времени управление танком требовало большой физической силы, в определенных обстоятельствах усилие на рычаге должно было достигать 32 кг. Кроме того, было очень сложно «воткнуть» новую передачу во время работы главного фрикциона, а вот сжечь его – очень даже легко, отчего многие танкисты перед атакой поступали проще. Они включали стартовую 2-ую передачу, но при этом снимали с двигателя ограничитель оборотов. Это доводило дизель до скорости вращения в 2 300 об/мин, а скорость танка на этой передаче до 20-25 км/ч, что, конечно, сильно снижало ресурс двигателя.

Новая коробка передач и усовершенствованный фрикцион не требовали ни «чудо-богатырей» за рычагами танка, ни ведения боя на одной передаче. Управление Т-34 после этих нововведений стало вполне удовлетворительным. Хотя трансмиссия Т-34 так и не стала образцовой и все еще содержала ряд заведомо архаичных решений, но после указанных нововведений «тридцатьчетверка» действительно стала надежной и неприхотливой в эксплуатации и простой в управлении.

Огромный шаг вперед сделали приборы наблюдения танка. К сожалению, узкий погон башни не позволял ввести пятого члена экипажа и тем самым разделить обязанности наводчика и командира танка. Тем не менее по части ситуационной осведомленности экипаж Т-34 произведенного летом 1943 г. на порядок превосходил «тридцатьчетверки» более ранних образцов.

На Т-34 обр.1941 г., командир танка располагал панорамным прибором ПТ-К и двумя перископическими приборами, расположенными по бортам танка. Увы, ПТ-К оказался не вполне хорош по конструкции, а самое главное, был установлен чрезвычайно неудачно. Хотя теоретически он мог обеспечить обзор на 360 град., по факту командир Т-34 мог видеть только вперед и сектор 120 град. вправо от направления движения танка. Боковые «перископы» были крайне неудобными. В результате обзор командира Т-34 обр. 1941 г. был весьма ограничен и имел множество «мертвых», недоступных для наблюдения зон.

Иное дело – командир Т-34 обр. 1943 г. С лета этого года на «тридцатьчетверке» появилась, наконец-то, командирская башенка, снабженная 5 визирными щелями, а на ней располагался наблюдательный перископический прибор МК-4, имевший 360-градусный обзор. Теперь командир мог и по-быстрому оглядеть поле боя, пользуясь визирными щелями, или вдумчиво изучать его посредством МК-4, значительно более совершенным, нежели ПТ-К.

По мнению одного из отечественных «гуру» в истории танков М. Барятинского, МК-4 представлял собой не советское изобретение, а копию английского прибора Mk IV, который устанавливался на британских танках, поступавших в СССР по ленд-лизу. Разумеется, наши военные и конструкторы тщательно изучали «ленд-лизовскую» технику, и составляли перечень удачных решений иностранных танков, рекомендуемых к внедрению на отечественной бронетехнике. Так вот, прибор Mk IV обычно занимал в этом перечне самую первую строчку, и можно только пожалеть, что МК-4 не пошел в серию раньше. Это тем более обидно, что по данным все того же М. Барятинского Mk IV и в самой Англии выпускался по лицензии, а изобретателем его был польский инженер Гундлах. В СССР конструкция этого прибора была известна по меньшей мере с 1939 г., когда в распоряжение наших военных попали польские танки 7ТР!

Как бы то ни было, Т-34 обр. 1943 г. получил один из самых совершенных наблюдательных приборов мира, а его расположение на люке командирской башенки обеспечивало великолепные секторы обзора. Тем не менее, многие танкисты в мемуарах отмечали, что в бою практически не пользовались возможностями командирских башенок, а люк иной раз и вовсе держали открытым. Естественно, в таком положении использовать командирский МК-4 было невозможно. Почему так?

Вернемся к Т-34 обр. 1941 г. Танк оснащался телескопическим прицелом ТОД-6, при помощи которого командир, исполняя роль наводчика, наводил танковое орудие на цель. Этот прицел был весьма совершенным по конструкции, единственным существенным его недостатком было то, что его визир изменял положение вместе с орудием: таким образом, командиру приходилось тем сильнее нагибаться, чем выше был угол возвышения орудия. Но все же ТОД-6 совершенно не подходил для наблюдения за местностью.

А вот на Т-34 обр. 1943 г. командир, выполняя обязанности наводчика, имел в своем распоряжении не один, а два прицела. Первый, ТМФД-7 выполнял тот же функционал, что и ТОД-6, но был более совершенным и качественным. Тем не менее и он, конечно, не подходил для наблюдения: для того, чтобы осмотреть поле боя из ТОД-6 или ТМДФ-7 требовалось вращать всю башню. Однако в распоряжении командира модернизированной «тридцатьчетверки» был и второй, перископический прицел ПТ4-7, который, имея все тот же угол обзора в 26 град., мог вращаться на 360 град. без поворота башни. К тому же ПТ4-7 был расположен в непосредственной близости от ТМДФ-7.

Таким образом в бою командир, желая осмотреть местность, имел возможность, не меняя положения тела, «переключиться» с ТМДФ-7 на ПТ4-7 – и многим было этого достаточно, так что многие командиры действительно не испытывали потребности использовать в бою командирскую башенку и МК-4. Но это не делало последние бесполезными – в конце концов, даже участвуя в сражении танк не всегда ведет огневой бой, и, находясь, к примеру, в засаде, командир имел возможность пользоваться визирными щелями командирской башенки и МК-4.

Иными словами, обеспечение командира в обоих его ипостасях – и командира, и наводчика танкового орудия качественно улучшилось. Но это было еще не все. Дело в том, что в Т-34 обр. 1941 г. заряжающий не имел почти никакого обзора, за исключением возможности использовать боковые перископы командира танка. Толку, правда, от этого не было практически никакого – в силу крайне неудачного расположения последних.

А вот на Т-34 обр. 1943 г. заряжающий располагал собственным прибором МК-4, размещавшимся на крыше башни и имевшим полноценный, хотя, по всей видимости и не 360-градусный обзор – вероятно, его ограничивала командирская башенка. Кроме того, в распоряжении заряжающего имелось 2 визирные щели.

Механик водитель получил более удобные средства наблюдения, состоявшие из двух перископических приборов. Что до стрелка-радиста, то он также получил «обновку», диоптрический прицел вместо оптического, но это почти ни на что не повлияло: этот член экипажа как был, так и остался почти «слепым».

В завершении рассказа о приборах наблюдения на Т-34 обр. 1943 г. следует упомянуть о качестве оптики. Скажем прямо, качество германских приборов оставалось непревзойденным, но наша довоенная оптика, хотя и была несколько хуже, все же отвечала своим задачам. Однако Изюмский завод оптического стекла, занимавшийся ее выделкой, в 1942 г. подвергся эвакуации, что, увы, сильно сказалось на качестве его продукции. Однако ситуация постепенно улучшалась, и к середине 1943 г. производителям удалось обеспечить качество, вполне сопоставимое с мировым.

Иными словами, примерно к середине 1943 г. танкисты РККА наконец-то получили тот танк, о котором мечтали в 1941 и 1942 гг. – развитие Т-34-76 достигло своей вершины. В таком виде «тридцатьчетверка» выпускалась до самого сентября 1944 г., когда с конвейера завода №174 (Омск) сошло последние 2 машины этого типа.

Давайте попытаемся сравнить, что получилось у советских и германских оружейников, на примере сопоставления Т-34 обр. 1943 г. и лучшим германским средним танком Т-IVН, производство которого было начато в апреле 1943 г.

Почему для сравнения выбран именно Т-IVH, а не более поздний Т-IVJ, или знаменитая «Пантера»? Ответ очень прост: по мнению автора, Т-IVH следует рассматривать как вершину развития танка Т-IV, а вот Т-IVJ имел в своей конструкции некоторые упрощения, призванные облегчить его производство, да и выпускался он только с июня 1944 г. Кроме того, именно Т-IVH стал самым массовым танком серии – всего «Крупп-Грузон» в Магдебурге, VOMAG в Плауэне и «Нибелунгенверке» в С. Валентине произвели 3 960 таких танков, то есть почти половину (46,13%) всех «четверок».

Что же касается «Пантеры», то, по факту, это был не средний, а тяжелый танк, чей вес вполне соответствовал таковому у тяжелого танка ИС-2 и превосходил американский тяжелый танк М26 «Першинг» (последний, правда, впоследствии переквалифицировали в средний, но это произошло уже после войны). Тем не менее, впоследствии, автор обязательно сопоставит Т-34-76 и «Пантеру», так как это будет совершенно необходимо для понимания эволюции советских и германских танковых войск.

Т-34 против Т-IVH


Увы, большое количество любителей военной истории рассуждают примерно в таком ключе: у Т-IVH толщина брони доходила до 80 мм, а у Т-34 всего 45 мм, у Т-IVH была длинноствольная и куда более мощная 75-мм пушка, чем советская Ф-34 – так о чем тут еще рассуждать? А если еще вспомнить качество снарядов и брони, то совершенно очевидно, что Т-34 проиграл по всем статьям детищу «сумрачного тевтонского гения».

Однако дьявол, как известно, кроется в деталях.

Артиллерия


На Т-IVH устанавливалась превосходная 75-мм KwK.40 L/48, представляющая собой аналог буксируемой Pak-40 и имевшая несколько лучшие характеристики, чем устанавливавшаяся на Т-IVF2 и части Т-IVG пушка 75-мм KwK.40 L/43. Последняя имела сходную с KwK.40 L/48 конструкцию, но укороченный до 43 калибров ствол.

KwK.40 L/48 стреляла калиберным бронебойным (ББ) снарядом массой 6,8 кг с начальной скоростью 790 м/сек. В то же время отечественная Ф-34 стреляла 6,3/6,5 кг снарядами с начальной скоростью только 662/655 м/сек. С учетом явного превосходства немецкого снаряда в качестве, очевидно, что по бронепробиваемости KwK.40 L/48 оставляла Ф-34 далеко позади.

Правда, было у русского снаряда одно преимущество – более высокое содержание взрывчатого вещества, которого в 6,3 кг БР-350А и 6,5 кг БР-350Б насчитывалось 155 и 119 (по другим данным – 65) г соответственно. Германский калиберный ББ-снаряд PzGr.39 содержал всего лишь 18, возможно – 20 г ВВ. Иными словами, если уж советский бронебойный калиберный снаряд пробивал броню, то его заброневое воздействие было ощутимо выше. Но автору неясно, давало ли это какие-то преимущества в бою.

По части подкалиберных боеприпасов KwK.40 L/48 также превосходила Ф-34. Германское орудие стреляло 4,1 кг снарядом с начальной скоростью 930 м/сек, советское – 3,02 кг с начальной скоростью 950 м/сек. Как известно, поражающий элемент подкалиберного боеприпаса представляет собой сравнительно тонкий (порядка 2 см) заостренный штырь из очень прочного металла, заключенный в сравнительно мягкую оболочку, не предназначенную для пробоя брони. В современных боеприпасах оболочка отделяется после выстрела, а в снарядах тех времен она разрушалась при ударе о вражескую броню. Поскольку германский снаряд был тяжелее, то можно предположить, что при почти равной начальной скорости он лучше сохранял энергию, и обладал лучшей бронепробиваемостью с ростом дистанции, чем более легкий отечественный.

Осколочно-фугасные боеприпасы KwK.40 L/48 и Ф-34 находились примерно на одном уровне. Германский снаряд при начальной скорости 590 м/сек имел 680 г ВВ, показатели советского ОФ-350 – 680 м/сек и 710 г ВВ. Для Ф-34 использовались также чугунные гранаты О-350А с пониженным содержанием ВВ в 540 г., а также более старые боеприпасы, которыми следовало стрелять с пониженной начальной скоростью, но которые снаряжались до 815 г ВВ.

Кроме того, Ф-34 могла использовать картечные и шрапнельные боеприпасы, которых не было в ассортименте германской пушки: в свою очередь для KwK.40 L/48 производились кумулятивные боеприпасы. Впрочем, вероятно, что в 1943 г, ни те ни другие широко не использовались.

Таким образом, германская артсистема очевидно превосходила отечественную Ф-34 по части воздействия на бронированные цели, что и неудивительно – все-таки KwK.40 L/48, в отличие от Ф-34 была специализированным противотанковым орудием. Но в «работе» по небронированным целям KwK.40 L/48 не имело перед Ф-34 особого преимущества. Обе пушки были вполне удобны для своих расчетов, но советская была значительно проще технологически. Прицелы обладали вполне сопоставимыми возможностями.

Бронирование


Защита Т-34 обр. 1943 г. увеличилась в сравнении с его предыдущими модификациями незначительно. Краткое ее описание можно дать так: «все по 45 мм». Т-34 обр. 1940 г. имели 40 мм бронирование бортов корпуса там, где броневые листы были наклонены, а также в корме. Маска орудия также имела только 40 мм.

У Т-34 обр. 1943 г. во всех случаях толщина брони достигала 45 мм. В тех случаях, когда на Т-34 применялись литые башни, их толщина увеличивалась до 52 мм, но это не давало прироста защиты: дело в том, что литая бронесталь имеет меньшую стойкость, чем катанная, так что в данном случае утолщение брони лишь компенсировало ее слабость. При этом бронирование Т-34 имело рациональные углы наклона, что в ряде боевых ситуаций позволяло надеяться на рикошет вражеского снаряда как минимум 50-мм, а в некоторых случаях — и 75-мм калибра.

Что же до Т-IVH, то с ним все получалось значительно интереснее. Да, толщина его брони действительно доходила до 80 мм, но никогда на надо забывать, что такую толщину во всем танке имело ровно 3 бронедетали. Две из них располагались в лобовой проекции танка, еще одна – защищала командирскую башенку.

К сожалению, схемы бронирования T-IVН автор не нашел, пришлось немного подправить схему ранней модификации.

Иными словами, Т-IVH был весьма хорошо защищен в лобовой проекции, сомнения вызывает только 25 или даже 20 мм бронелист, расположенный между нижней и верхней 80 мм бронелистами. Безусловно, его наклон в 72 град. должен был гарантировать рикошет, но теория и практика – это разные вещи. Как мы знаем, создатели Т-34 сталкивались с ситуациями, когда малокалиберные снаряды вроде бы должны были бы рикошетить от «рационально наклоненной» брони, но почему-то не делали этого.

Лоб башни Т-IVH имел, в общем, схожую с Т-34 защиту – 50 мм. А вот все остальное защищалось значительно хуже – борта и корма «четверки», имели лишь 30 мм защиту без рациональных углов наклона. На Т-IVH экранировались борта корпуса и (реже) башни, но толщина экранов составляла всего 5 мм. Они предназначались исключительно для защиты от кумулятивных боеприпасов, и практически не давали увеличения бронестойкости против иных типов снарядов.

«Атака и защита»


И вот теперь – самое интересное. В целом о защите Т-IVH можно сказать следующее – в лобовой проекции она ненамного превосходила Т-34, а с бортов и кормы – очень сильно ему уступала. Предвижу гневные реплики сторонников германской бронетехники, мол, как можно сравнивать 80 мм «лоб» Т-IVH и наклонные 45-мм бронелисты Т-34? Но позвольте несколько фактов. М. Барятинский указывал на то, что
«неоднократные испытания обстрелом корпусов танков на НИБТПолигоне показали, что верхний лобовой лист, имевший толщину 45 мм и угол наклона 60 град., по снарядостойкости был равноценен вертикально расположенному бронелисту толщиной 75–80 мм».

И еще – табличная бронепробиваемость Pak 40 составляла, по немецким данным, порядка 80 мм на 1000 м. Лобовую броню башни Т-34 она пробивала на дистанции 1000 м, но вот носовой бронелист – только на дистанции до 500 м., о чем свидетельствует, в том числе, вот эта памятка расчету Pak 40

Разумеется, Т-IVH располагал более мощной пушкой, но какие преимущества это ему давало? Если рассматривать противостояние «лоб в лоб», то на дистанции от 500 до 1000 м германский танк пробивал только лобовые детали башни Т-34. Но табличные значения бронепробиваемости Ф-34 гарантировали такой же результат для 50 мм бронелистов носовой части башни Т-IVH, да и на практике оно так примерно и получалось – по крайней мере, с применением цельных металлических снарядов, не содержавших ВВ. Иное дело – расстояния до 500 м, на которых лобовая проекция Т-34 пробивалась уже в любом месте, а вот лобовые бронедетали Т-IVH – только подкалиберными снарядами. Автор, к сожалению, не нашел результатов обстрела 20 или 25 мм бронелиста Т-IVH, соединявшего две 80 мм бронедетали. Выдерживала ли эта броня удары отечественных 76,2-мм бронебойных калиберных снарядов?

Впрочем, стоит отметить и другие точки зрения. Например, тот же М. Барятинский приводит выдержку из доклада, сделанного на основании опыта 23-ей танковой дивизии вермахта о том, что «Т-34 поражается под любым углом в любую проекцию, если огонь ведётся с дистанции не более 1,2 км», причем речь, как ни странно, ведется даже не о KwK.40 L/48, а о KwK.40 L/43. Но это могло быть результатом ошибочного наблюдения, все же опыт одной дивизии может быть не вполне показательным. Наблюдения наших военных говорили о том, что лоб корпуса Т-34 мог быть пробит снарядом KwK.40 L/48 на расстоянии до 800 м – причем речь идет не о гарантированном поражении, а о том, что не зафиксировано случаев, когда лоб корпуса Т-34 пробивался с большей дистанции. Таким образом, возможно, что при углах попадания, близких к оптимальным, лоб корпуса Т-34 мог быть пробит и с несколько большего, чем 500 м, расстояния, но, скорее всего, надежное поражение достигалось именно с 500 м.

Что же до боков и кормы, то тут все просто – и Т-34 и Т-IVH уверенно поражали друг друга в эти проекции на любых мыслимых дистанциях артиллерийского боя.

И вот мы приходим к довольно странному, на первый взгляд, выводу. Да, у Т-IVH была и броня в 80 мм (кое-где!) и очень мощная 75-мм пушка, но, по сути дела, это не давало ему подавляющего преимущества над Т-34 обр. 1943 г. Схема бронирования германского танка давала ему превосходство, причем – не абсолютное, только на дистанции до 500 м или чуть больше при стрельбе «лоб в лоб». Но во всем остальном защита Т-IVH совершенно проигрывала Т-34.

Никогда не нужно забывать, что танки сражаются не друг против друга в сферическом вакууме, а на поле боя со всей номенклатурой огневых средств неприятеля. И для средних танков эпохи ВМВ борьба с танками противника, как ни странно, вообще не являлась основной боевой задачей, хотя, конечно, они должны были всегда быть готовы и к этому.

Т-34 с его противоснарядным бронированием заставил немцев эволюционировать в сторону увеличения калибра ПТО до 75 мм. Такие пушки успешно боролись с Т-34, но при этом столь же «успешно» ограничивали возможности вермахта. Автору попадались сведения о том, что батареи буксируемых Pak 40 не могли осуществлять круговую оборону – уже после нескольких выстрелов сошники зарывались настолько глубоко в землю, что вытащить их оттуда, чтобы развернуть пушку, становилось совершенно нетривиальной задачей, которая как правило не могла быть решена в бою. То есть после вступления в бой развернуть орудия в другую сторону было практически невозможно! И точно также Pak 40 не допускала перемещения силами расчета по полю боя.

А вот Т-IVH, имевший сопоставимую броню с Т-34 только в лобовой проекции, подобной реакции вызвать никогда бы не смог – его 30 мм борта уверенно поражались не то, что 57-мм ЗиС-2, но и старыми добрыми «сорокапятками». Фактически, танки этого типа было весьма опасно применять против правильно организованной обороны с перекрывающими друг друга секторами флангового ПТО-огня, даже если таковой ведут подвижные и мобильные орудия малых калибров. Все вышесказанное проиллюстрируем на примере повреждений Т-34 согласно анализу ЦНИИ № 48, проведенному в 1942 г. на основании изучения подбитых «тридцатьчетверок». Так вот, согласно этому анализу, попадания распределялись так:

1. Борта корпуса – 50,5% всех попаданий;

2. Лоб корпуса – 22,65%;

3. Башня -19,14%;

4. Корма и проч – 7,71%

Возможно, что для бортов Т-IVH, экипаж которого обладал значительно лучшим обзором, чем экипаж Т-34 образца 1942 г. подобное соотношение было лучше, потому что немцы, вероятно, реже позволяли заходить им в борта. Но даже если бы для Т-IVH такие попадания в нос и борта корпуса распределялись примерно поровну, то и тогда в его борта должно было попасть не менее 36,5% всех попавших в него снарядов! В общем, защита боковой проекции – вовсе не блажь создателей танков, а борта Т-IVH были «картонными» и совершенно не могли держать удар.


Т-IVH со снятыми экранами

Можно констатировать, что Т-IVH имел определенные дуэльные преимущества перед Т-34, но при этом был значительно уязвимее на поле боя. При этом более мощное орудие Т-IVH не давало ему никаких преимуществ в борьбе с полевыми укреплениями, пулеметными гнездами, артиллерией и небронированной техникой по сравнению с Т-34.

Средства наблюдения


Здесь, как ни странно, трудно определить победителя. Бесспорным преимуществом Т-IVH был пятый член экипажа, в результате чего обязанности командира танка и наводчика были разделены. Но техническими средствами наблюдения экипаж Т-34-76 был оснащен значительно лучше.

В распоряжении командира Т-IVH была командирская башенка с ее 5 визирными щелями, но это, в сущности, было и все. Она, конечно, давала хороший обзор поля боя, но на Т-34 обр. 1943 г. командир получил такую же, а МК-4 и ПТ4-7 обладавшие увеличением, позволяли ему куда лучше рассмотреть угрожаемое направление, идентифицировать цель. Немецкому командиру для этого нужно было вылезать из люка, доставать бинокль…


МК-4

В экипаже Т-IVH только один командир танка имел обзор в 360 град. А вот в Т-34, приборы МК-4 имели и командир и заряжающий. То есть в случае крайней нужды (например, по танку открыт огонь) экипаж Т-34 имел, пожалуй, больше шансов быстрее выяснить, откуда и кто, собственно, стреляет.

Надо сказать, что на предыдущих модификациях Т-IV обзор экипажа был лучше – тот же заряжающий в Т-IVH был совершенно «слеп», а вот в Т-IVG, например, в его распоряжении были 4 визирные щели, в которые мог смотреть не только он, но и наводчик орудия. Но на Т-IVH были установлены экраны, и от этих визирных щелей пришлось отказаться. Таким образом, единственным прибором наводчика был танковый прицел, а он, при всех его достоинствах, не годился для обзора местности.

Механики-водители Т-34 и Т-IVH примерно уравнялись в возможностях – у немецкого танкиста был хороший перископический прибор и визирная щель, у нашего – 2 перископических прибора и люк механика-водителя, который в целом был, пожалуй, удобнее щели. Проигравшим членом советского экипажа оставался только стрелок-радист – хотя у него был диоптрический прицел, угол его обзора был слишком мал, и 2 визирные щели его немецкого «коллеги» обеспечивали несколько лучший обзор.

В целом, пожалуй, можно утверждать, что экипаж Т-34 по уровню осведомленности вплотную приблизился к Т-IVH , если там и была разница, то уже не слишком существенная. И, кстати, уже не факт, что в пользу немецкого танка.

Эргономика


С одной стороны, немецкий экипаж имел определенные преимущества – более широкий погон башни (но и размещалось в нем не 2 человека, а 3), лучшие условия для заряжающего. Но с другой стороны, на Т-IVH немцы уже вынуждены были экономить. В мемуарах ряд советских танкистов высказывал претензии к работе электромотора, который поворачивал башню танка. Ну а на некоторых Т-IVH механические средства поворота вообще были сочтены ненужным излишеством, так что башня вращалась исключительно вручную. Кто-то жаловался на оптику мехвода Т-34 (жалобы, кстати, относились в основном к «тридцатьчетверкам» образцов 1941-42 гг.)? Так некоторые Т-IVH вообще не имели перископического прибора наблюдения, и механик-водитель располагал только визирной щелью. В общем, на части Т-IVH единственными оптическими приборами были только прицел наводчика, да бинокль командира танка. Несомненно, Т-IVH был более удобен в управлении, но и на Т-34 ситуация в этом отношении кардинально улучшилась. В среднем, пожалуй, немецкий танк все еще превосходил Т-34 в плане удобства, но, по всей видимости, уже нельзя было сказать, что эргономика существенно снижала потенциал «тридцатьчетверки».

Ходовая


Безусловно, немецкая трансмиссия была более совершенной и более качественной. Но Т-IVH, имея массу 25,7 т, приводился в движение бензиновым мотором мощностью в 300 л.с., то есть удельная мощность танка составляла 11,7 л.с. на тонну. А Т-34-76 обр. 1943 г. при массе 30,9 т имел 500-сильный дизель, соответственно, его удельная мощность составляла 16,2 л.с./т, то есть по этому показателю более чем на 38% превосходил своего немецкого «оппонента». Удельное давление на грунт германского танка достигало 0,89 кг/кв.см., а у Т-34 – 0,79 кг/кв.см. Иными словами, подвижность и проходимость Т-34 оставляла Т-IVH далеко позади.

Запас хода по шоссе у Т-IVH составлял 210 км, у Т-34 – 300 км и, в отличие от «тридцатьчетверок» предыдущих лет, Т-34 обр. 1943 г. действительно мог проходить такое расстояние.

Что касается пожароопасности, то тут вопрос очень непростой. С одной стороны, бензин, конечно, более горюч, но у Т-IVH баки с топливом располагались очень низко, под боевым отделением, там, где им угрожали разве что подрывы на минах. В то же время у Т-34 топливо располагалось по бокам боевого отделения. Как известно, дизельное топливо не очень-то и горит, но его пары вполне могли вызвать детонацию. Правда, судя по имеющимся данным, подобную детонацию мог вызвать не менее чем 75-мм снаряд, взорвавшийся внутри бака, если в последнем было мало топлива. Последствия такой детонации были, конечно, страшны, но… Намного ли страшнее было бы, если баки Т-34 располагались бы в другом месте? Детонация 75 мм снаряда в боевом отделении и так практически гарантировала гибель экипажа.

Наверное, можно сказать так: применение дизельного двигателя было достоинством советского танка, но расположение его топливных баков – недостатком. А в целом не приходиться сомневаться, что у каждого танка по части двигателя и трансмиссии были свои достоинства и недостатки и выбрать бесспорного лидера трудно, но Т-34 вполне может претендовать на первое место.

Боевой потенциал


В целом можно констатировать, что Т-IVH и Т-34 обр. 1943 г. представляли собой примерно равные по своим боевым качествам машины. Т-IVH был несколько лучше в танковом бою, Т-34 – в борьбе с пехотой, артиллерией и прочими небронированными целями. Интересно, что оба танка вполне соответствовали требованиям момента. Для немцев время блицкрига безвозвратно ушло, для них на первый план выходили задачи противостояния советским танковым клиньям, взломавшим оборону и вырвавшимся на оперативный простор, и с этой задачей Т-IVH справлялся лучше Т-34. В то же время для РККА наступала эпоха глубоких операций, в которых им требовался неприхотливый и надежный танк, способный к дальним рейдам и ориентированный на быстрый разгром и подавление тыловых структур, войск на марше, полевой артиллерии на позициях и прочих аналогичных целях в глубине обороны противника. Это Т-34-76 обр. 1943 г. «умел» делать лучше Т-IVH.

Технологичность


По этому параметру Т-IVH с треском проигрывал Т-34. В то время, как корпуса Т-34 формировались при помощи сварочных автоматов, от операторов которых не требовалось высокого мастерства, а башни делались либо так же, либо же были литыми, корпуса немецких танков являлись настоящим произведением искусства. Бронеплиты имели специальные крепления, они как бы вставлялись друг в друга (на шпонках), а потом – сваривались вручную, что требовало массы времени и работников высокой квалификации. Вот только какой смысл был во всем этом, если все эти старания в итоге не приводили к сколько-то заметному превосходству Т-IVH в защите перед Т-34? И то же можно было сказать про любой другой агрегат.

В результате немцы тратили уйму усилий и времени на создание боевой машины… не имевшей видимого превосходства над куда более простым и легким в производстве Т-34-76 обр. 1943 г.

Продолжение следует…

topwar.ru

Миф о неуязвимых "чудо-танках"

Одним из мифов Великой Отечественной войны о «чудо-танках», неуязвимых, всё сметающих со своего пути, был миф о новых танках Советского Союза – Т-34, КВ, в начальный период войны. Даже были выдвинуты предположения, что, чтобы подбить их, немецким вооруженным силам пришлось задействовать авиацию, так как обычные противотанковые средства не справлялись. Отсюда вытекал другой миф – причиной поражения в начале войны стал недостаток «чудо-танков». Вину, естественно, возложили на советское руководство, которое якобы не поняло их значение до войны, и лично Сталина.

Приводились примеры, когда КВ (Клим Ворошилов) возвращались из боя с десятками вмятин от снарядов врага, но без пробоин, такие факты действительно имели место. Ещё больший интерес вызвали воспоминания немцев; одними из самых знаменитых стали воспоминания командира 2-й танковой группы Г. Гудериана на основе его сообщения о «неуязвимости» Т-34 для немецких пушек, о тяжёлом бое 4-й танковой дивизии в октябре 1941 года южнее Мценска – её атаковали Т-34 танковой бригады Катукова. В итоге создали миф, в том числе и в англо-американской литературе, о «непобедимых» танках Т-34, которые молниеносно преодолевают склоны, болота, их не берут снаряды, они сеют смерть и разрушение. Хотя понятно, что танки того времени двигались по пересечённой местности со скоростью не более 10-15 км в час.

Хотя понятно, что если немецкую колонну атаковали в походном строю и застали врасплох, то здесь вина немецких командиров, её командира генерал-майора В. фон Лангемана унд Эрленкампа. Он не организовал разведку, чтобы загодя развернуть колонну в боевой порядок. 4-я танковая дивизия имела достаточно средств для организации противотанковой обороны: 50-мм пушки Pak-38, 88-мм зенитные пушки, корпусные орудия. Но немцы дали застать себя врасплох и, чтобы не признавать свои ошибки, свалили свою вину на «ужасные» русские «чудо-танки». Гудериан поддержал доклад Лангемана, чтобы не подрывать свою репутацию.

Интересно, до этого Гудериан утверждал, что: «… советский танк «Т-34» является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных верными сынами рейха и неоднократно доказавшими своё преимущество…».


Т-34 образца 1940 года.

Первые бои новых советских танков с вермахтом

Вермахт встретился в бою с новыми советскими танками в самом начале войны. При нормальной разведке, отлаженном взаимодействии танковых частей с артиллерией и пехотой для немцев наши новые танки не стали бы неожиданностью. Немецкая разведка доложила о новых танках в апреле 1941 года, правда ошиблась в оценке бронезащиты: КВ оценивали в 40 мм, а было от 40 до 75 мм, а Т-34 - в 30 мм, а основное бронирование было 40-45 мм.

Один из боёв с новыми танками – это столкновение 7-й танковой дивизии 3-й танковой группы Гота 22 июня у мостов через Неман у города Алитус (Олита) с 5-й советской танковой дивизией, у неё было 50 новейших Т-34, не считая других танков. Немецкая дивизия была в основном вооружена чешскими танками «38 (t)», их было 167, Т-34 было всего 30 единиц. Бой был тяжёлым, немцам не удалось расширить плацдарм, но наши Т-34 не смогли их выбить, немцы подтянули артиллерию, развили наступление во фланг и тыл, и под угрозой окружения наша дивизия отошла. То есть уже в первый день вермахт «познакомился» с советскими новейшими танками, и никакой катастрофы.

Другой бой произошёл в районе городка Радзехув 23 июня, столкнулись подразделения 4-го мехкорпуса и подразделения 11-й немецкой танковой дивизии. Немецкие танки прорвались в городок и там столкнулись с нашими Т-34. Бой был тяжёлый, но силы были неравны - немецкий танковый полк, усиленный артиллерией, и два наших танковых батальона без артиллерии, наши отошли. По советским данным, немцы потеряли 20 танков, 16 противотанковых орудий, наши потери – 20 танков БТ, шесть Т-34. Тридцатьчетвёрки были подбиты 88-мм зенитками. В дальнейших боях немецкие танкисты при поддержке 88-мм зениток, воспользовавшись хорошей оборонительной позицией, подбили, по их данным, 40-60 советских танков, по нашим данным, отряд 4-го мехкорпуса потерял 11 танков, подбив ещё 18 танков врага. В бою 25 июня 88-мм зенитные орудия уничтожили 9 КВ, советские данные подтверждают это число.

24 июня 6-я танковая дивизия вермахта корпуса Рейнгардта встретилась со 2-й советской танковой дивизией 3-го мехкорпуса. У советской дивизии было 30 КВ, 220 БТ и несколько десятков Т-26, у дивизии Ландграфа - 13 командирских танков (без пушек), 30 панцеров IV, 47 панцеров II, 155 чешских Panzer 35(t). Но у немцев были разнообразные артиллерийские орудия, в итоге немцы смогли отбиться от 30 КВ, а потом перейти в наступление вместе с 1-й танковой дивизией, окружив и уничтожив 2-ю советскую танковую дивизию.

Вермахт с первых дней столкнулся с новыми советскими танками, но это его не остановило, у него было оружие, способное бить КВ и Т-34. Большинство из них были подбиты 105-мм орудиями (10,5 см) и 88-мм зенитками, это подтверждает и Ф. Гальдер.



Основное средство борьбы с «чудо-танками»

Зенитки и полевые 10,5-см орудия играли главную роль в борьбе с КВ и Т-34 в начале войны, но затем основную роль стали играть 50-мм Пак-38, ее приняли на вооружение в 1940 году. Бронебойный снаряд этой противотанковой пушки пробивал 78-мм гомогенную броню на дистанции 500 метров, и это позволяло поражать КВ и Т-34 в благоприятных условиях. Основная проблема была - поразить лобовую броню Т-34, снаряды рикошетили, поразить её можно было только под определённым углом.

На 1 июня 1941 года у вермахта было 1047 этих пушек, по мере наращивания их производства, их стали получать противотанковые подразделения, их роль в борьбе с КВ и Т-34 постоянно росла. По данным НИИ-48 1942 года, на Пак-38 пришлось 51,6% опасных попаданий от общего числа попаданий.


50 мм пушка ПАК-38.

105-мм немецкая лёгкая полевая гаубица.

Орудие из знаменитой серии немецких зениток 8,8 cm FlaK 18, 36 и 37. Считается одним из лучших зенитных орудий Второй мировой войны. Успешно использовалось не только как средство ПВО, но и как противотанковая пушка, так как стандартная противотанковая артиллерия немцев в 1941 году оказалась слаба для советских тяжелых танков.

Проблемы КВ и Т-34

При попадании снаряда и крупнокалиберных пуль в КВ башня могла заклинить, заклинивание бронированных колпаков. Двигатель КВ имел малый запас мощности, поэтому мотор часто перегружался и перегревался, выход из строя главных и бортовых фрикционов. Кроме того, «Клим Ворошилов» был медлителен, маломанёврен. Дизель В-2 к началу войны был «сырым», его общий ресурс не превышал 100 моточасов на стенде, на танке 40-70 часов. Например: немецкие бензиновые «майбахи» работали 300-400 часов, наши ГАЗ-203 (на танках Т-70) и М-17Т (стоял на БТ-5, БТ-7, Т-28, Т-35) до 300 часов.

У Т-34 броню с расстояния 300-400 метров пробивали бронебойные снаряды 37-мм противотанковых пушек, борта пробивали и 20-мм бронебойные снаряды. При прямом попадании снаряда проваливался передний люк водителя и «яблоко» пулемётной установки, слабые гусеницы, выход из строя главных и бортовых фрикционов. Шаровая установка танкового пулемёта Дектярёва рассчитывалась на пули и осколки, 37-мм снаряды она не держала. Проблемой был и передний люк танка.

Но нельзя сказать, что большинство новых танков «сломались», не доехав до боя, или были брошены из-за поломок. В целом примерно половина танков гибла в бою, вермахт вполне успешно их бил. Остальные «не боевые потери» вполне объяснимы, для отступающей армии поломки, повреждения танков, которые можно было исправить в другой ситуации (при стабильном фронте или при наступлении), вынуждали их взрывать и бросать. Также это верно и для танков, у которых при отступлении кончилось топливо. Танковые части вермахта, отступая в 1943-1945 годы, теряли примерно столько же техники из-за невозможности её эвакуировать.


Гитлеровцы осматривают подбитый КВ-1 с доп. броневыми экранами.

Другие методы вермахта

Командование вермахта, столкнувшись с новыми советскими танками, старалось усилить противотанковые возможности армии. Массово переделывали 75-мм французское полевое орудие образца 1897 года в противотанковую пушку – тело орудия накладывали на лафет ПАК-38. Но эффект был небольшим, гарантий поразить советские танки в лоб не было, поэтому старались бить в борт. Но, чтобы успешно поразить танки, надо было бить с дистанции 180-250 метров. Кроме того, к ней почти не было бронебойных снарядов, только кумулятивные и осколочно-фугасные. Недостатком при стрельбе кумулятивными снарядами была низкая начальная скорость снаряда – порядка 450 м/сек, от этого усложнился расчёт упреждения.

Советские танки били 75-мм пушками немецких танков T‑IV (Pz. IV) с помощью кумулятивных боеприпасов. Это был единственный снаряд немецкого танка, способный поразить Т-34 и КВ.

По-настоящему эффективным оружием против КВ и Т-34 стали немецкие 75-мм противотанковые пушки с кинетическими бронебойными и подкалиберными снарядами, пушки ПАК-40, Пак-41 (её выпускали недолго и небольшими партиями). Пак-40 стала основой немецкой противотанковой обороны: в 1942 году выпустили 2114 единиц, в 1943 году – 8740, в 1944 году - 11 728. Эти пушки могли подбить Т-34 на дистанции 1200 метров. Правда, была проблема кругового обстрела, после нескольких выстрелов сошники настолько глубоко зарывались в землю, что развернуть пушку можно было только с помощью тягача.

То есть вермахт был вынужден против новых советских танков использовать тяжелые, малоподвижные пушки, которые были уязвимы для обходных манёвров бронетехники, авиации, артиллерии врага.



ПАК-40 немецкое 75-мм противотанковое орудие.

Итог

Миф о «русских супертанках» имеет крайне отрицательную информацию – он возвышает технику, принижает людей. Мол, русские имели «чудо-танки», но не смогли их толком использовать и в итоге отступали до Москвы.

Хотя ясно, что даже хорошо защищенные танки имели свои слабости и были уязвимы для противника. Это верно и для новейших немецких танков – «тигров», «пантер». Были зенитки, тяжелые корпусные орудия, можно было бить танки в борт противотанковыми пушками. Кроме того, танки выбивала авиация и тяжелая артиллерия, которая наносила удары перед наступлением войск. Довольно быстро и вермахт, и Красная Армия повысили основной калибр противотанковых и танковых пушек до 75-мм.

Не надо создавать и другой миф – «о слабости советских новых танков». Новые советские танки имели недостатки «детского возраста», путём модернизации они устранялись, и Т-34 не даром считается лучшим танком Второй мировой войны.


Т-34 1941 года выпуска в Бронетанковом музее в Кубинке.

Источники:
Гудериан Г. Воспоминания солдата. Смоленск, 1999.
Желтов И. Г. и др. Неизвестный Т-34. М., 2001.
Исаев А. В. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой. М., 2004.
Исаев А. В. Дубно 1941. Величайшее танковое сражение Второй мировой. М., 2009.
Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг. М., 2002.
http://militera.lib.ru/tw/ibragimov/index.html
http://armor.kiev.ua/Tanks/WWII/KV/KV_MK5_95.php

topwar.ru

Сообщества › Взгляд в Прошлое › Блог › История одного памятника — Т-34 из Самбатуксы.

Более 400 танков Т-34 замерли на постаментах по территории бывшего СССР. Большинство из них – Т-34/85, снятые с войскового хранения и установленные в разное время к очередной годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Но иногда встречаются танки с реальной боевой судьбой, установленные там, где они участвовали в бою. Один из таких танков – Т-34 из небольшой Карельской деревни Самбатукса.

Полный размер

21 июня 1944 года войска Карельского фронта начали Свирско-Петрозаводскую наступательную операцию, целью которой являлось освобождение Карелии от захватчиков. Полоса наступления 7 армии Карельского фронта находилась между Ладожским и Онежским озерами. Ей противостояли финские войска, оказывавшие упорное сопротивление в условиях труднопроходимой лесисто-болотистой местности.

Полный размер

24 июня 1944 года части Красной армии начали штурм высоты у деревни Самбатукса. Высота господствовала над окружающей равнинной местностью, поэтому имела важное значение и была превращена финскими войсками в мощный узел обороны. Подступы к высоте защищались минными полями, проволочными заграждениями и противотанковыми надолбами. На самой высоте находились мощные долговременные огневые точки, несколько линий траншей, позиции противотанковой артиллерии и минометов.
Остатки этих укреплений сохранились до наших дней.

Полный размер

Это командный или наблюдательный пункт на вершине высоты.

Полный размер

А это — одна из долговременных огневых точек. Слева — амбразура для стрельбы из миномета, а справа — дверной проем.

В бою за этот укреплённый район участвовали части 100-й гвардейской стрелковой дивизии 37 гвардейского стрелкового корпуса при поддержке 29-й отдельной танковой бригады.

Полный размер

В журнале боевых действий 7 армии Карельского фронта, который сейчас хранится в Центральном архиве Министерства обороны РФ, есть соответствующие записи за 24 и 25 июня 1944 года.

Полный размер

Полный размер

За этими строками скрывается бой за высоту, который продолжался больше суток. Лобовая атака 24 июня успеха не принесла, поэтому на следующий день был предпринят обходной маневр, который совершили танки Т-34 1-го батальона 29-й отдельной танковой бригады. При поддержке артиллерии советские части атаковали высоту с фронта и с тыла одновременно и выбили финские войска с занимаемых ими позиций.
Командиром этого батальона был майор Василий Александрович Колченко. Танками батальона было подавлено пять огневых точек противника, уничтожено три ЦЗОТа (цементно-земляных огневых точек). В ходе атаки танк Колченко был подбит, все члены экипажа убиты, и лишь ему повезло остаться в живых.
…находясь в тылу врага, майор Колченко продолжал вести неравный бой, уничтожил 10 финнов, получив 12 пулевых ранений держался в течение 16 часов, был освобождён подошедшим на помощь танком…
За этот бой Василий Александрович Колченко был награждён орденом Красного Знамени – одним из высших орденов СССР. Наградной лист и Приказ о награждении так же хранятся в фондах Центрального архива Министерства обороны.

Полный размер

Полный размер

Всего в боях за Самбатуксу части Красной армии потеряли около 150 человек. Их похоронили в братской могиле на освобожденной ими высоте.

Полный размер

Полный размер

Полный размер

Полный размер

Танк Колченко восстановлению не подлежал (взрыв боекомплекта разворотил броневые листы днища), поэтому так и остался на взятой им высоте. Удивительно, но его не отправили на переплавку, как это обычно делали с подбитой техникой. После войны танк как смогли отремонтировали, заменив некоторые утраченные элементы деталями от Т-34/85 и с тех пор он продолжает нести свою службу, охраняя покой 133 солдат и офицеров Красной Армии, похороненных в братской могиле.

Полный размер

Полный размер

Кстати, танк этот примечателен не только своей историей. Во-первых, это не Т-34/85, которых сохранилось довольно много, а более ранний Т-34, вооруженный 76-мм пушкой. Во-вторых, это

www.drive2.ru


Смотрите также